Карин Морет

Отец в заключении

Оглавление

Что ты должен знать вначале
Где задержался папа?
Обыск
В переполненной камере
Внимание друзей
Служение дьякона
Вызов в прокуратуру
Надя и следователь
Странный допрос
Хитрый план?...
Подарок неба
День рождения без папы
Два особенных письма
Дядя Павел
- Данилевский, пойдем со мной!
Почему он рассердился?
Неудача!
Почему?
А дядя Павел?
Черный Ворон
Христос воскрес!
Незабываемая дорога
- Тише! Баптисты молятся!
На свидание
Лагерь
Сорок восемь часов
Еще один год без папы
Имели ли вы в чем недостаток?

Что ты должен знать вначале

В этой книге описываются события в твоей стране, происшедшие еще до твоего рождения. Возможно, твои родители рассказывали тебе об этом времени, а может быть и нет. Поэтому мы вначале коротко расскажем тебе об этом периоде - о времени коммунизма.

До 1917-го года в России правили цари. Но в 1917-м году Ленин со своими товарищами организовал успешное восстание против царя и правительства. Ленин был коммунистом и хотел преобразовать Россию в коммунистическое государство, а весь мир - в коммунистический "рай".

Чтобы достичь этой цели, нужно было многое коренным образом изменить. Власть должна была принадлежать не царю, а народу. Богатые люди считались врагами, достойными презрения. Все частное имущество (например, земли, заводы, машины) должно было стать общим достоянием. Бог был уже не нужен. Его существование всячески отрицалось, а верующих начали преследовать, сажать в тюрьмы или даже убивать. Таким образом коммунисты решили истребить христианскую веру.

Ленин понимал, что далеко не все люди будут согласны с его принципами и планами. Поэтому он говорил, что для достижения этого идеала были дозволены все средства и пути, даже применение насилия.

С 1917-го до 1991-го года страной руководила коммунистическая партия, т.е. определенная группа людей, а не весь народ, как обещал Ленин. Все граждане Советского Союза - так называлась теперь Россия - должны были по примеру Ленина стать хорошими коммунистами. Ленина почитали и чествовали. Уже в детском садике детей учили крепко любить дедушку Ленина. Учителя говорили, что он - лучший друг детей. Всякий ребенок считал себя польщенным, если учитель говорил ему: "Ленин бы гордился тобой". Даже через 60 лет после его смерти о нем говорили, как о живом.

Как только дети приходили в школу, их начинали готовить к членству в коммунистической партии. Поэтому для детей были организованы разные группы, каждая со своими правилами. А цель у всех групп была одна - воспитать детей так, чтобы они стали настоящими коммунистами. Детей младших классов звали октябрятами (в честь революции, которая соответственно старому стилю произошла в октябре 1917-го года). В первом классе им вручали значок в форме звездочки с портретом юного Ленина.

Когда детям исполнялось десять лет, они могли стать юными пионерами. Знаком членства этой огранизации был красный галстук. И еще через четыре года дети имели право вступить в комсомол.

Христиан коммунисты считали отсталыми людьми, которые еще верили в Бога. Сначала они думали, что христиане со временем вымрут. Стоит построить на земле хорошую жизнь и уже никто не будет стремиться в небо.

Однако христианство не вымирало и правительство решило принять меры. Отныне проповедовать разрешалось только в здании церкви. Детям запретили ходить в церковь. Собираться по домам - запрещено. Рассказывать неверующим о Господе Боге - тоже. Со временем были закрыты и отняты все церкви и дома молитвы. Если группа христиан хотела образовать церковь, ей нужно было получить разрешение властей, нужна была регистрация. Естественно, разрешение и регистрацию получали только те, кто обещал следовать всем требованиям властей. Церковь находилась под их постоянным контролем.

Многие христиане не могли исполнять эти постановления, потому что они противоречили заповедям Бога. Они не согласились на такую регистрацию и стали собираться по домам или в лесу. Своих детей они всегда брали с собой на эти богослужения.

Власти жестоко преследовали этих неустрашимых христиан. Чем больше будет верующих, проповедующих о любви к ближнему, о смирении, о терпении и о небе, тем меньше шансов построить обещанный коммунистами земной рай! Христиане не хотели бороться за такой рай, и поэтому их надо было убирать с дороги!

Много христиан было арестовано и посажено в лагеря и тюрьмы. Много Библий было изъято. Христиан всячески мучили. Их собрания постоянно разгонялись. Верующие облагались высокими штрафами.

В 1964-м году некоторые жены и матери узников решили организовать Совет родственников узников ЕХБ, чтобы оказывать помощь страдающим семьям, лишенным отца-кормильца.

Несмотря на сильные гонения, христиане оставались верными своему Господу. В конечном итоге коммунизм рухнул, а церковь Христова все еще живет и умножается. Слава Богу за эту чудесную победу и Его великую благодать!

Где задержался папа?

Уф-ф, как жарко!

Мама быстрым движением руки смахнула со лба непослушную прядь волос и убрала ее под косынку.

Вот и ужин готов. Скорей бы папа пришел! Мама еще раз подошла к окну и посмотрела на дорогу. На ее лбу появилась озабоченная складка. Почему его сегодня так долго нет?

Уже во время приготовления ужина мама не раз мимоходом выглядывала в окно. В ее сердце закралась неопределенная тревога. Прошел уже целый час, как папа должен был вернуться с работы.

- Мама, мама!

Дверь распахнулась. В кухне послышались шаги торопливых детских ножек.

- Мама, Надя уже так долго ждет, а папы все еще нет.

В дверях появилось еще двое детей постарше, Петя и Лариса.

- Мама, а где наш папа?

В их звонких детских голосах слышится тревога.

- Мама, а может...

Петя вдруг умолк. Со страхом в глазах он посмотрел на маму. Он думал, что она начнет его успокаивать.

Но мама молчала. Она почувствовала, как к горлу подступил комок и по ее спине пробежали мурашки.

Надя начала плакать.

- Мама, мама! Ведь это неправда, что Петя сказал? Ведь папу не отправят в...

Рыдая, она ухватилась за мамино платье. Тут расплакались и другие дети. Неужели это ужасное горе их все же постигло?

Мамино лицо вдруг стало белым как полотно. Она обняла своих троих детей и повлекла их в дорогой для них угол кухни. Там они всегда вместе молятся. Когда папа дома, они молятся впятером, но сегодня они будут молиться вчетвером. Ведь папа еще не пришел.

В доме стало необычно тихо. Раздался печальный голос мамы:

- Отец небесный, Ты знаешь нас. Ты знаешь, что мы все переживаем за нашего папу. Он все еще не вернулся домой. Он опоздал уже больше чем на час. А теперь мы боимся, что его арестовала милиция за то, что он рассказывал людям о Тебе. Ведь это запрещено в нашей стране. Господи, помоги нам. Приведи нашего папу снова домой. Он нам так нужен, Господи. Но...,- мамин голос на мгновение умолк,- но если это не Твоя воля, Господи, то дай папе и нам сил, перенести эту разлуку. Мы знаем, что Ты всегда с нами и будешь заботиться о нас. Аминь.

- Аминь,- повторили дети, вытирая слезы.

Мама и дети молча сидят за столом и ужинают. Папино место так и осталось пустым. Дети едят вяло. Им совсем не хочется есть. Взяв несколько ложек любимого кушания, Надя отодвинула тарелку.

- Надя не хочет... Надя не может кушать.

- И я больше не могу,- сказали Петя и Лариса одновременно и тоже отодвинули свои тарелки в сторону.

Тогда и мама перестала есть, потому что у нее тоже пропал аппетит.

На плите все еще грелась небольшая кастрюля с ужином для папы, на случай если он придет.

Наступил вечер. На улице стемнело. Ставни уже закрыты. Мама, Петя, Лариса и Надя снова сидят за столом, склонившись над большой, толстой книгой. Свет от лампы под абажуром падает на маленькую белокурую головку Нади и головы побольше и потемнее остальных.

Дети уже было легли спать, но никак не могли заснуть. Тогда Надя выскользнула из-под одеяла и потопала своими голыми ножками к маме в кухню.

Гоп! Одним прыжком и Петя очутился рядом со своей кроватью.

Бух! Бах! Это как всегда неловкая Лариса опрокинула стул, тоже выпрыгнув из кровати.

И вот они все вместе, тесно прижавшись друг ко другу, сидят за столом. Мама хорошо понимала, что им не до сна.

- Знаете что? Я вам прочитаю из Библии.

В комнате стало совсем тихо. Мама читает слова, которые Господь Иисус сказал людям на горе: "Посмотрите на полевые лилии, как они растут..."

- А вы знаете, Кто создал цветы такими красивыми?

- Господь Иисус,- затаив дыхание, прошептала Надя. И она сразу же представила себе все эти красивые цветы, растущие на поле рядом с их домом. Столько красок! Это просто чудесно... Вдруг ее глаза радостно засияли. Она придумала, что сделает завтра утром, когда станет светло. Тогда она соберет эти цветы, целую охапку! Она их подарит маме. И тогда она скажет: "Мама, это для тебя от Господа Иисуса. Он их Сам сотворил". Конечно же, мама обрадуется!

- Правильно, Надя,- сказала мама,- это Бог сделал лилии такими красивыми. И знаешь, что потом сказал Господь Иисус? Он сказал, если Отец Небесный сотворил так много красивых цветов, то разве Он не позаботится о нас, людях? А нам Он сказал бы теперь: "Не надо переживать, Я буду заботиться о папе и о Пете, о Ларисе и о Наде..."

- И о маме,- добавила малышка.

Вдруг раздался слабый стук в ставни.

Дети испуганно посмотрели на мать. Тревога о папе мигом возвратилась.

Мама пошла открывать. Надя ухватилась за Петю. Она полезла к нему на колени, потому что ей стало страшно. Все трое со страхом смотрели на дверь.

Они услышали приглушенные голоса. Низкий мужской голос что-то быстро говорил. Иногда они слышали голос мамы. Разговор был недолгим. Потом дверь снова захлопнулась.

Дети с нетерпением ждали маму. Они не осмелились бежать ей навстречу, хотя сами не знали, почему.

Прошло некоторое время, когда мама вернулась. По покрасневшим глазам было видно, что она плакала. Петя почувствовал, что его глаза тоже горят.

Большими испуганными глазами Надя посмотрела на маму.

- Приходил мужчина, который работает с папой на заводе. Папу сегодня после обеда вызвали в кабинет начальника. Чуть позже двое милиционеров забрали папу с собой. Папа уже догадывался, что это может случиться. И он сказал ему: "Если я не вернусь, то скажи об этом моей жене и детям. Скажи им, что я молюсь о них и что Господь всегда будет заботиться о них". Этот мужчина только сейчас, когда совсем стемнело, решился прийти к нам. Он боялся, что за нашим домом следят...

Обыск

Сильный стук в дверь прервал рассказ мамы.

- Открывайте, милиция!

Дети вздрогнули от неожиданности. Надя начала плакать. Мама беспомощно огляделась по сторонам, потом быстро схватила Библию со стола. Если ее найдут!...

Бум... бум... бум..

- Открывайте дверь, да побыстрее!

За словами милиционера последовал сильный удар ногой в дверь.

Петя взял Библию из рук мамы. Он окинул кухню быстрым взглядом. В углу он увидел игрушечную кроватку с Надиной куклой. Надя еще днем уложила ее туда. "Моя кукла сильно устала! Пусть поспит немного",- подумала она.

Вдруг Петя придумал. Он спрячет Библию в кукольной кроватке! Может быть, там ее не найдут.

Надя побежала за Петей. Мама уже вышла открывать, и Надя чувствовала себя надежнее всего около брата. Петя шепнул ей на ухо:

- Библию не должны найти, иначе заберут! Я спрячу ее в кроватке. А ты сиди здесь и играй с куклой!

- Господи! - тихо помолился мальчик,- Сохрани нашу Библию!

Эта молитва немного успокоила его. Господь ведь все может!

За дверью раздались громкие голоса. Тяжелые шаги приблизились к двери кухни, где сидели дети. Дверь с силой распахнулась, и вошло четверо мужчин. За ними вошли еще двое. Они вели себя не так самоуверенно, скорее неуверенно. Это соседи, которых милиционеры принудили быть свидетелями обыска. Так того требует закон.

Четверо мужчин были одеты в строгую милицейскую форму. Их лица были суровыми. Один из них подошел к шкафу и начал выбрасывать из него все вещи. Другой начал открывать все ящики и проверять их содержимое. Двое других прошли дальше. Они тоже стали сбрасывать все в кучу и грубо отодвигать мебель. При этом опрокинулось несколько стульев.

Надя забилась со своей куклой в угол. Она крепко прижала ее к себе. Похоже, что кукла ее немножко успокаивала. Петя и Лариса сидели на одном и том же стуле. А мама с бледным лицом и сжатыми от волнения губами стояла рядом посреди кухни.

- Вот, нашел! - воскликнул один из милиционеров. Он перебросил своим товарищам две книги. Одна из них - сборник христианских песен. Из этого сборника они всегда поют на собраниях в церкви. А другая...

Лариса сильно испугалась. Ведь это ее тетрадь с песнями, которые она выучила в воскресной школе и записала. Она умоляюще посмотрела на маму. Но та только беспомощно пожала плечами. Она привлекла Ларису к себе и обняла ее, чтобы утешить.

Увидев это, Наде захотелось вскочить и побежать к маме. Но тут она вспомнила, что Петя попросил ее играть с куклой - ради Библии. Ее не должны найти. И Надя опять уселась на пол. Она лучше положит свою куклу в кроватку и укроет одеяльцем. "Бедная кукла так сильно испугалась этих злых дядей".

Кажется, эти злые дяди никогда не уйдут. Они уже очень долго находятся в доме. И какой беспорядок устроили! Все их хорошие вещи они просто так швыряют на пол. Они ищут, ищут... и все больше сердятся. Они кричат на маму, что у нее должны быть книги, в которых написано плохое о правительстве. Они грозятся забрать все эти книги. И пусть мама знает, что ее мужа тяжело накажут. Пять лет лагерей еще слишком мало для такого преступника. Таких нужно всех уничтожать!

На стол полетела еще одна книга. Там их теперь лежит уже пять экземпляров - сборник песен, тетрадь с песнями Ларисы, Евангелие от Марка, Новый Завет и книга с проповедями, которую любил читать папа. Больше милиционеры ничего не смогли найти. Поэтому они еще сильнее рассердились. Ведь они надеялись найти в этом доме много литературы. Сотни Библий, быть может. А теперь им удалось найти всего пять простых книг! Стало быть, в этом доме есть тайник.

- Скажи, где вы спрятали все Библии? - закричали они на маму.

- У нас нет в доме много Библий,- спокойно ответила мама,- вас неправильно информировали.

Милиционер гневно посмотрел на нее.

- Продолжайте искать! - повелел он другим. Еще грубее и тщательнее они стали переворачивать все вещи. Вот они приблизились к тому углу, где сидела Надя с куклой. Посмотрят ли они в ее кроватку? Петя с тревогой наблюдал за ними. Вдруг почувствовал сильный толчок, так что он упал и покатился по полу.

- С дороги! Убирайся! - раздался над ним злобный голос. Милиционеры искали, искали, но все напрасно. Библии они так и не нашли.

- Забрать! - велит милиционер, увидев магнитофон.

- И это тоже,- указал он на кошелек с деньгами, который нашли в одном из ящиков. Таким образом обыск принесет им хотя бы выгоду.

- Мы снова придем! - сказал один из них.

Тяжело ступая своими сапогами, милиционеры покинули дом. Свидетелям тоже разрешили пойти домой. По их лицам видно, как они рады, что обыск закончен.

Когда за ними захлопнулась дверь, мама тщательно закрыла ее на засов. Дети облегченно вздохнули, потом по их щекам потекли слезы. И у мамы тоже. Они все так переживали!

- Дети, а где наша Библия? - вдруг испуганно спросила мама. Она уже не помнила точно, куда она делась. Когда раздался стук в дверь, она взяла ее со стола. Но потом ее больше не видела. Неужели ее тоже забрали? Единственную полную Библию, которую они имели... Это было бы ужасно. Однако мама не заметила, чтобы милиционеры забрали Библию. Но и теперь ее нигде не видно...

Надя посмотрела на маму сияющими глазами. Она быстро соскользнула со своего стула и побежала в угол кухни. Там она стянула одеяльце с кукольной кроватки и с Библией в руках вприпрыжку прибежала к маме.

- Это Петя спрятал,- объяснила она,- а Надя охраняла.

Мама привлекла малышку к себе. Она уже удивленно спрашивала себя, почему это Надя не прибежала к ней, когда милиционеры так шумели. Но теперь она все поняла. Дрожащим от волнения голосом она сказала:

- Дети, давайте сначала поблагодарим Господа за то, что Он нам помог и сохранил нашу Библию.

- Да, мама,- ответил Петя,- я про себя все время молился, чтобы они не нашли Библию. И Господь услышал молитву, ведь правда?

Мама начала молиться. Она молилась и за папу, который должен был провести ночь в тюремной камере.

Вскоре в доме воцарилась тишина. Уставшие от всех волнений, они все уснули крепким сном.

В переполненной камере

В маленькой тюремной камере на двухъярусных нарах сидят десять заключенных. Свет еще горит, хотя уже наступил вечер. Он горит день и ночь, чтобы надзиратели могли наблюдать за заключенными сквозь глазок в металлической двери.

Недавно дверь в камеру открылась в последний раз за этот день. Получив сильный удар в спину, в камеру, споткнувшись о порог, влетел человек.

Девять пар глаз смотрели на него с любопытством. Этот новенький наверняка внесет некоторое разнообразие в их однообразную жизнь.

- Ну, папаша,- скомандовал рослый грубый парень,- что у тебя за подвиги? Нас тут собралась веселая компания: Борис Косой опустошил сейф с деньгами своего начальника, а Петька Длинный слишком крепко обнял свою мать. Старуха долго торговалась, и его слабые нервы не выдержали. А я решил провернуть одно дело. Оно мне обязательно удалось бы, если бы тот черный зверь не хватанул меня за штанину.

Морщась от боли, заключенный подвинул свою левую ногу. Видно, совсем недавно его искусала собака.

- Видишь, в какое благородное общество ты попал. Скажи теперь, что тебя привело сюда?

- Я верю в Бога,- приветливо сказал новенький. Раздался взрыв смеха.

- Вот так шутка! - выкрикнул Борис.- Он верит в Бога! Ха-ха-ха! Но в этом окружении ты скоро забудешь про свою веру, папаша! Ты, небось, думаешь, что попал в первоклассную гостиницу? Нет! Твоей ежедневной пищей будет тюремная баланда без одной крошки мяса или овощей, да кусок черствого хлеба, о который можно сломать зубы. Твоей постелью будут вот эти нары, которые тебе придется разделить с двумя соседями. Надзиратели с избытком наградят тебя побоями, пинками и ругательствами. И если ты все это выдержишь, то месяца через два-три окажешься в зоне, лет так на пять. А если ты здесь не потеряешь свою веру, то там-то уж точно потеряешь. Верно я говорю, ребята?

- Верно! - раздалось несколько голосов.

- Я уже отсидел пять лет,- сказал новенький,- в Сибири. Заключенные смотрели на него с большим удивлением. Они думали, что этот новенький не имеет понятия о тюрьме. Но пять лет в исправительной колонии, да еще в Сибири - это что-то значит. Присмотревшись к нему повнимательнее, они заметили, что он какой-то не обычный, не похожий на них человек. Он такой приветливый и вежливый, в нем есть что-то, вызывающее уважение. Что же это за вера, если человек готов ради нее столько лет находиться в тюрьме?

В камере на какое-то время стало совсем тихо. Затем Петька Длинный нерешительно произнес:

- Если ты готов столько лет скитаться по лагерям, то ты либо сумасшедший, либо этот твой Бог какой-то очень особенный.

- Мой Бог действительно очень особенный,- радостно подтвердил новенький.- Он всемогущий. Он Творец неба и земли и всего живого. И в то же время Он мой Отец. Из любви ко мне Он послал на землю Своего Сына, Который страдал и умер вместо меня за все беззакония и грехи, которые я совершил. Теперь в моем сердце царит мир. Я стал радостным и счастливым человеком, ведь Бог любит меня.

Заключенные слушали его с возрастающим изумлением. Что за странные слова! Они мало что поняли из сказанного. Но в сердце у них появилось желание больше узнать о чудесной радости этого человека. Такой радости они не знали, у них совсем не было радости, они только роптали, жаловались, ссорились друг с другом...

Новенький продолжал:

- У каждого человека, и у вас тоже, сердце злое и грешное, поэтому вы воруете и убиваете. Поэтому в вашей жизни нет мира и счастья. Ваше сердце должно измениться. Оно должно научиться повиноваться Богу. А Господь Иисус готов дать вам новое сердце...

Заключенные стали задавать различные вопросы. Им, казалось, не будет конца. Новенький терпеливо отвечал на все их вопросы.

Тем временем стало совсем поздно. Если надзиратели заметят, что они еще не спят, тогда...

- Будешь молиться, помолись тогда и за нас. Мы не знаем, как это делается. - попросил вдруг Борис. Другие поддержали его.

- Ребята, давайте помолимся вместе,- сказал новенький.

Он склонился на колени, сложил руки и закрыл глаза. Борис нерешительно сделал то же. Другие заключенные остались на своих местах. Но глаза они все-таки закрыли.

- Всемогущий Отец, Господь неба и земли, Ты видишь и знаешь всех нас в этой камере. Хотя мы разлучены с теми, кого мы любим, но не с Тобой. Ты свел нас здесь вместе. И Ты сказал нам, что Ты хочешь кровью Иисуса Христа очистить наше грязное сердце от всех грехов. Ты хочешь дать нам Свой мир и сделать нас счастливыми навсегда. Ты хочешь, чтобы все мы и надзиратели тоже стали Твоими детьми. Мы исповедуем перед Тобой наши грехи и просим прощения. Просим также, чтобы Ты позаботился о наших женах и детях, наших отцах и матерях. Научи их любить Тебя. Помоги и моей жене, Пете, Ларисе и Наде. Они, наверное, очень опечалились, что я сегодня не пришел домой. Благодарю Тебя, Господи, что Ты привел меня в тюрьму, чтобы я рассказал этим людям о Тебе...

Вдруг в дверь камеры кто-то громко постучал. Заключенные вскочили, как по команде. Они услышали сердитый голос надзирателя.

- Кончай религиозную пропаганду! Все на нары! Немедленно!

Заключенные тотчас легли на нары. Но пока им не спится. Им есть о чем поразмышлять...

Лежа на боку между двумя заключенными, новенький продолжал молиться о семье, о детях, о предстоящем пути скитаний и о силе свыше, чтобы устоять. Потом он уснул спокойным сном.

Внимание друзей

На следующее утро весть об аресте Владимира Петровича быстро облетела всех членов церкви. Петя вместе с Ларисой рассказали о случившемся некоторым друзьям папы, а они в свою очередь известили других.

Владимир Петрович Данилевский был пресвитером поместной незарегистрированной церкви ЕХБ и пользовался большим уважением. Весть о его аресте глубоко тронула всех.

Вскоре многие братья и сестры поспешили к дому Данилевских. Они искренне желали утешить маму, Петю, Ларису и Надю и разделить с ними их скорбь.

В доме еще царил полнейший беспорядок, оставленный милиционерами вчера после обыска. Мама и дети были слишком уставшие, чтобы еще вечером заняться уборкой. Кроме того, их радость об уцелевшей Библии была такой большой, что они забыли о беспорядке. Они снова постелили постели и легли спать.

Но в это утро, когда мама взглянула на царивший в доме хаос, она была готова расплакаться. Буквально все было перевернуто вверх дном: мебель стояла вкривь и вкось, двери шкафов стояли распахнутые, вещи везде лежали разбросаные по комнате.

Мама почувствовала, как жгучие слезы наполнили ее глаза. Она постаралась их сдержать. Ради детей она не хотела плакать. Им и без этого тяжело. Мама за завтраком заметила, что дети все снова украдкой смотрели на пустое папино место за столом. Они ничего не говорили, но их бледные лица были красноречивее слов. Все трое усиленно молились за папу. Какое это облегчение, приносить свою печаль к Господу!

А теперь возмущенная Надя сидела среди царившего в кухне хаоса. Она старалась вытащить кое-какие продукты из-под мятого белья. Мама стояла рядом в некотором оцепенении. Ей в общем-то надо бы приступить к уборке... Но у нее все валилось из рук. Да и мысли ее блуждали далеко...

Вдруг они услышали за дверями приближающиеся шаги. Мама вздрогнула. Она вспомнила вчерашний вечер, когда эти чужие люди стояли перед их дверями. Но потом она облегченно вздохнула, и радостная улыбка озарила ее бледное лицо. Она услышала знакомые голоса и поспешила открыть дверь.

- Галя...

- Наташа...

Со слезами на глазах подруги обняли друг друга. Потом мама поприветствовала и других. Надя привлекла всеобщее внимание тем, что тотчас взобралась на колени к тете Гале.

После радостного приветствия гости некоторое время молчали, глядя на бледное лицо мамы и разбросанные вещи. Сострадание наполнило их сердца. Они не сразу нашли подходящие слова, чтобы утешить маму.

Тогда поднялся пожилой брат Иванов.

- Дорогие друзья, давайте сначала скажем о нашей скорби Господу.

Все встали на колени, с благоговением сложили руки и закрыли глаза. Брат Иванов в горячей молитве обратился к Отцу Небесному, Который обещал, всегда заботиться о Своих детях. Когда он сказал "Аминь", помолилась тетя Галя. Потом послышался голос мамы. А после ее "Аминь" начала молиться маленькая Надя:

- Господь Иисус, Ты позаботишься о папе и о всех нас, хорошо? Аминь!

Тетя Маргарита предложила спеть гимн. Вначале их голоса слегка дрожали, но потом пение выровнялось. После пения мама рассказала о случившемся. Вместе они прочитали из Слова Божьего и спели еще один гимн.

- А теперь,- сказала тетя Галя, энергичным движением поставив Надю на пол,- мы возьмемся за этот беспорядок. Ты, Наташа, оставайся сидеть. Говори нам только, куда все убрать. Пусть одна Надя нам помогает. Она уже большая девочка!

Она ласково провела рукой по кудрявым волосам Нади. Радость озарила лицо девочки. Мама с благодарностью взглянула на тетю Галю. Как она рада, что Господь послал к ним этих друзей! И так вовремя! Как раз в тот момент, когда она почти упала духом, они вдруг пришли.

А работать они умеют, эти дорогие сестры из церкви! Вскоре кругом снова царили чистота и порядок. Все вещи опять лежали на своих местах. Довольная Надя прибежала звать маму, чтобы она пришла посмотреть.

Хорошо, что сестры так быстро навели порядок! Потому что один за другим к ним стали приходить другие члены церкви. Многие приходили не с пустыми руками.

- Вот, Наташа, я подумала, что это вам может пригодиться,- сказала сестра Мария, поставив кувшин с молоком на стол в кухне.

- Наташа, не переживай о дровах для печки, с этого дня я буду заботиться о них. И если я еще чем могу помочь, то ты позовешь меня, хорошо? - сказал брат Сергей, прежде чем уйти.

Так продолжалось весь день. Только вечером в доме стало тихо. Дети, уставшие от всего пережитого, наконец легли спать и быстро уснули.

В ставни кто-то осторожно постучал. Но на этот раз мама не испугалась. Она знала, кто пришел. Еще днем жена брата Николая передала ей, что ее муж посетит их вечером после работы.

Мама поспешила открывать.

Служение дьякона

Брат Николай был дьяконом в церкви. На нем лежала забота о тех людях в церкви, у которых никого не осталось, кто бы зарабатывал деньги для нужд семьи. Теперь, когда их папу арестовали, семья Данилевских тоже относилась к ним.

Совершив молитву, мама и брат Николай долго беседовали друг с другом. Брат Николай хотел знать точно, сколько средств нужно маме ежемесячно для содержания своей семьи. Пока папа находится в заключении, церковь будет заботиться о том, чтобы мама и дети ни в чем не нуждались.

С облегченным сердцем мама проводила брата Николая до двери. Потом она еще долго стояла на коленях в дорогом для них уголке в кухне.

В тот же вечер брат Николай допоздна сидел за столом и писал. Временами он переставал писать. Складки на его лбу говорили о том, что он о чем-то усиленно думает. Потом он снова брался за свою работу. Закончив письмо, он трижды переписал его. Наконец он глубоко вздохнул и положил ручку. Теперь письмо правительству об аресте брата Владимира готово. Завтра, на внеочередном собрании церкви, братья и сестры подпишут его.

Через день-два и Совет родственников узников узнает о случившемся. Брат Смирнов уже сегодня отправился в путь, чтобы сообщить об аресте их пресвитера. Совет родственников узников передаст эту информацию по всем церквам братства и также друзьям за рубежом. И тогда многие будут ходатайствовать перед правительством об освобождении брата Владимира и молиться за него и его семью.

Брат Николай рад, что он закончил эту работу, так как время было уже позднее. Он начал думать о том, сколько раз ему уже приходилось писать такие письма! Многие братья прошли путем тюрем и лагерей еще до брата Владимира. И каждый раз брат Николай писал ходатайства за них. Кроме тех лет, когда он сам находился в заключении. Тогда другие ходатайствовали о нем.

Он вспомнил свои многочисленные посещения родственников арестованных братьев. Раньше, когда Совета родственников узников еще не было, семьи, оставшиеся без кормильца, часто бедствовали. Особенно в тех церквах, где многие братья находились в узах. Часто не было денег, чтобы обеспечить всех продуктами. Но теперь совсем не так. Если у церкви не хватает средств содержать семью, то Совет родственников узников заботится о том, чтобы восполнить все их нужды.

Таким образом многим семьям оказывалась помощь в последние годы. Перед мысленным взором брата Николая предстали лица всех этих пап, мам и детей. Их было очень много.

- Господи,- глубоко вздохнув, начал молиться брат Николай,- сколько лет уже преследуют Твоих детей в этой стране, но мы не можем молчать. Ведь Ты Сам повелел нам проповедовать Твое Евангелие всем людям. А Твое повеление важнее запрета властей. Ты посылаешь нас быть Твоими свидетелями, даже перед царями и правителями. Это письмо тоже является таким свидетельством, Господи. Прошу Тебя, используй его, чтобы вожди нашего народа научились верить в Тебя.

Тут дверь приоткрылась. Это жена Николая заглянула в комнату и озабоченно сказала:

- Коля, пора бы уже и спать. Уже ночь.

Она знала, что ее муж не сможет спать спокойно, пока не закончит труд для церкви. Но время было уже очень позднее. Брат Николай улыбнулся.

- Хорошо, что ты пришла, я так увлекся воспоминаниями, что совсем забыл о времени. Вот, прочитай, что я написал.

Он протянул ей письмо. Она внимательно прочитала:

Генеральному секретарю ЦК КПСС Л. И. Брежневу

Генеральному прокурору СССР Р. А. Руденко

Копия: СРУ евангельских христиан-баптистов в СССР

Итак, оставляя времена неведения, Бог ныне повелевает людям всем повсюду покаяться; ибо Он назначил день, в который будет праведно судить вселенную, посредством предопределенного Им Мужа, подав удостоверение всем, воскресив Его из мертвых. (Д.Ап. 17, 30-31)

Мы, верующие ЕХБ в городе С, обращаемся к Вам по поводу преследования члена нашей церкви В. П. Данилевского, арестованного во время работы на заводе.

В. П. Данилевский - отец троих малолетних детей. После ареста в его доме был произведен обыск. Конфисковали не только духовную литературу, но и магнитофон, и кошелек, в котором находились двести рублей.

В. П. Данилевский не совершил никакого преступления. Как верный служитель Иисуса Христа он проповедовал Евангелие, за что сейчас и оказался в числе преследуемых.

Просим освободить В. П. Данилевского из-под стражи, вернуть похищенные в его доме вещи и деньги и дать возможность христианам исповедовать свои убеждения, что не противоречит основному Закону нашей страны.

В конце письма стоял адрес брата Николая.

Прочитав письмо, жена брата Николая на минутку задумалась, потом сказала:

- Господь усматривает, чтобы и в тюрьмах и в лагерях проповедовалось Его Слово. Но как трудно семье, когда приходится ради этого на годы оставаться без отца и мужа... Будем неустоянно молиться за Володю, Наташу и детей и помогать им сколько можем.

Брат Николай был того же мнения.

Вызов в прокуратуру

- Надя! На-дя! Где же ты!

Мама в тревоге посмотрела вокруг, ища глазами Надю. И куда только могла деться ее девочка? Обычно ее всегда можно найти в доме или около дома, но теперь, когда мама торопится, ее нигде не видно. Мамина шея покрылась пятнами, так она разволновалась. Дрожащими пальцами она закрыла за собой дверь и пошла искать Надю. При этом она почувствовала, что ноги едва держат ее. В сердце она взывала к Господу о помощи.

Мама сильно испугалась.

Ей только что принесли повестку, срочно явиться к следователю. Этот человек занимается делом папы и собирает разные доказательства, чтобы осудить его. Теперь следователь хочет допросить и маму. Мама боится предстоящей беседы и сильно переживает за папу.

Мама глубоко задумалась. До прокуратуры, в которой находится кабинет следователя, довольно далеко. По всей видимости, она сможет вернуться домой только к вечеру. А как быть с детьми, когда они придут из школы? И что делать с Надей? Ей не хотелось брать Надю с собой. Кто знает, как поведет себя этот следователь! Наде лучше не присутствовать при этом. Но куда теперь так срочно определить малышку? Собственно, тетя Галя - единственная, кто мог бы присмотреть за Надей. У других Надя никогда не соглашалась оставаться. А теперь, после всех пережитых страхов за последние дни, об этом и думать нечего. Но тети Гали сейчас нет дома. Так что придется все-таки взять Надю с собой.

Следующая проблема, как быть с Петей и Ларисой? Когда они после школы придут домой, то увидят, что дверь на замке. Они могут испугаться, если кроме папы теперь и мамы не окажется дома. Нужно найти кого-нибудь, кто бы встретил их и поговорил с ними.

Вдруг маме пришла мысль, как поступить. Тетя Галя наверняка будет уже дома, когда дети придут из школы. Она живет рядом. Мама папишет ей записку с просьбой, встретить детей после школы и взять их к себе, и бросит ее в почтовый ящик. А теперь нужно торопиться!

Но сначала ей нужно найти Надю.

- Надя! На-дя!!!

Мама вышла на дорогу, проходящую мимо их дома. Она посмотрела вокруг. Солнце светило так ярко, что слепило глаза и трудно было что-то увидеть. Мама пошла еще немного дальше.

Вон там, в высокой траве! Может, это Надя? Мама заметила, как там мелькнуло что-то синее. Это могла бы быть Надя. Сегодня утром мама завязала в ее волосы большой синий бант.

Быстрыми шагами она направилась в ту сторону.

- Надя! - снова позвала она, подойдя поближе. Точно, это она!

- Мама, я...

Девочка вскочила и, перепрыгивая через кустики травы, побежала к маме.

- Мама, правда, красиво? Надя нарвала для тебя цветы. Они такие же красивые, как и в Библии.

И, радостно улыбаясь, Надя протянула маме букет полевых цветов.

Мама на мгновение забыла о своих тревогах. Она поднесла цветы к лицу и с умилением посмотрела на свою девочку.

- Да, очень красиво. Ты меня сильно обрадовала. Пойдем скорее, поставим их в воду.

Взяв маму за руку, Надя вприпрыжку пошла с ней домой. Она без умолку щебетала, рассказывая о том, что видела по дороге. Время от времени мама отвечала ей, но несколько рассеянно, односложным "да" или "нет".

Надя с изумлением посмотрела на нее. Что это случилось с мамой? Она совсем перестала отвечать ей. А Надя уже несколько раз задала один и тот же вопрос.

Надя увидела у мамы между бровями глубокую складку. И какая мама печальная! Надя вдруг тоже смолкла. Она тихо пошла рядом с мамой. И меж ее бровей тоже легла складка.

Надя, похоже, глубоко размышляла. Потом вдруг зазвучал ее звонкий голос. Она решила утешить маму.

- Не переживай, мама. Господь Иисус позаботится о папе. Ведь Он заботится и о цветах.

Мама остановилась, нагнулась и поцеловала Надю в белокурую головку.

- Да, ты права, Надя. Господь Иисус будет заботиться о папе и о всех нас. Знаешь что? Дома мы еще раз вместе принесем нашу нужду Господу. Потому что, знаешь, потом мама пойдет с тобой в город. Маму вызывают в большой дом. Там меня ждет дядя, который хочет задать много вопросов о папе. Это для мамы очень трудно. Но Господь Иисус поможет маме и в этот раз.

Надя кивнула головой. Она понимает. Взрослые действительно иногда задают очень трудные вопросы!

- А мы увидим папу? - спросила она нерешительно.

- Думаю, что нет. Папу мы теперь не скоро увидим. Надя почувствовала разочарование.

- А Наде можно передать папе цветы? - спросила она потом. И снова мама задумчиво посмотрела на нее.

- Боюсь, что это запрещено, Надюша.

- А если Надя спросит дядю, он разрешит?

Мама кивнула. Она просто не смогла еще раз сказать "нет".

Дома, в дорогом для них уголке, они склонились на колени. Мама молилась, чтобы Господа пошел с ней и Надей и помог им, когда ее будут допрашивать. Она также молилась, чтобы Господь пребывал с Ларисой и Петей и особенно с папой. Когда мама сказала "аминь", Надя торопливо добавила:

- Господь Иисус, пожалуйста, позаботься о том, чтобы папа смог получить цветы. Аминь.

Мама подошла к холодильнику. Надя внимательно следила за ее движениями. Что она хочет сделать? Мама достала кусок колбасы, их последний кусок сала, масло, потом сахар и хлеб.

- Надя, принеси мне коричневую сумку. Надя сразу убежала.

Когда она вернулась, она увидела, что мама разрезала хлеб. Библия лежала рядом на столе. Надя бережно взяла ее в руки.

- Спрятать?

Мама кивнула. Когда она с Надей вышла из дому, Библия снова лежала в своем потаенном месте.

Надя и следователь

Робко озираясь по сторонам, Надя шла рядом с мамой по мрачному коридору большого здания. Она взялась покрепче за мамину руку, ее охватила минутная дрожь, как будто ей стало холодно.

Яркие полевые цветы в Надиной руке являли собой резкий контраст с серыми, голыми стенами длинного коридора. Им пришлось долго ждать. Похоже, цветочки почувствовали, что их красочность не соответствует этому зданию. Один за другим они опустили свои головки.

Наконец маму вызвали в кабинет следователя. Он сидел за большим письменным столом и был одет в серый костюм. Но на стене рядом с ним висела такая же внушительная форма, в какую были одеты милиционеры, которые делали в их доме обыск. Только она выглядела чуть иначе, и цвет у нее был другой.

Мама остановилась около дверей. Следователь какое-то время не обращал на нее внимание. Наконец, он поднял глаза и пригласил маму сесть на стул перед письменным столом.

Надя встала рядом с мамой, там она чувствовала себя безопаснее всего. С этого места она большими синими глазами внимательно следила за движениями мужчины за письменным столом. Он не замечал этого.

- Фамилия? - коротко спросил он.

- Имя, отчество, дата рождения, место рождения, кто ваш муж, дата вступления в брак, сколько детей?

Мама терпеливо отвечала на все эти вопросы.

Таким образом допрос продолжался еще некоторое время.

Потом следователь поднял глаза. Вдруг он заметил маленькую девочку, смотревшую на него большими глазами. Он на мгновение смутился. Его суровое лицо стало немного мягче. Потом он сказал:

- Мне поручено расследовать обстоятельства, связанные с преступлением вашего мужа, Данилевского Владимира Петровича. Его деятельность была направлена против нашего государства. Он обвиняется в распространении заведомо ложных измышлений, порочащих нашу советскую действительность, и в нарушении законодательства о религиозных культах. Вы обязаны говорить только правду. Ваш муж проводил запрещенные законом религиозные собрания. Где они проходили?

- Вы говорите, что знаете, что мой муж проводил собрания. Зачем же мне тогда еще говорить вам, где они проходили?

- Вы обязаны отвечать на вопрос! Мама молчала.

Лицо следователя покраснело. Казалось, что он вот-вот раскричится. Но потом он все-таки взял себя в руки.

- Ваш муж призывал не подчиняться властям... В этом случае мама не смогла промолчать.

- Вы ошибаетесь. Мой муж сам подчинялся властям. Только в случаях, противоречащих Слову Божьему, он не мог подчиняться.

- Так, и что это были за случаи?

Мама медлила с ответом. Она понимала, что могла, сама того не замечая, сказать слишком много в ответ на этот вопрос. В то же время ей хотелось сказать следователю, в чем власти поступают неправильно.

- Господь повелел нам проповедовать Евангелие всем людям. Он также хочет, чтобы к Нему приходили и дети. Мы должны изучать Его Слово и помогать нуждающимся. А вы запрещаете свободную проповедь Слова Божьего. Вы не разрешаете детям приходить в церковь. Вы запрещаете воскресные школы для детей. Нам нельзя собираться для молитвы и изучения Библии. Нам нельзя помогать нуждающимся. Мы готовы подчиняться властям во всем, но не в этих вопросах...

Мама замолчала. Она удивилась, что следователь ее не прервал. Тогда она заметила, что он, похоже, и не слушал ее. Взгляд следователя был устремлен куда-то мимо мамы. Мама посмотрела в ту сторону.

На полу рядом с ее стулом сидела Надя. Она осторожно раскладывала свои цветы на деревянном полу. Вначале Надя испугалась, когда увидела знакомую ей форму на стене. Большими глазами она смотрела то на форму, то на следователя за письменным столом. Она боялась, что он тоже будет ругаться и опрокидывать стулья, как делали это милиционеры в их доме. Но когда ничего подобного не случилось, она немного успокоилась. Она заметила, что следователь мог быть и приветливым, совсем не так, как те злые милиционеры у них дома. Тогда она опустилась на пол рядом со стулом мамы.

Тут она вдруг заметила, что ее прекрасные цветы уже совсем завяли. "Ах, им, наверное, хочется пить",- подумала она. Бережно Надя стала раскладывать их на полу. Сначала она не замечала, что следователь наблюдал за ней. Она слишком была занята своими цветами. Она хотела позаботиться о них, иначе они умрут прежде, чем папа их получит.

После последних маминых слов в кабинете стало совсем тихо. Следователь со своеобразным выражением на лице наблюдал за движениями маленькой девочки на полу. Его глаза выражали тоску. Похоже, что он забыл о присутствии мамы.

Когда знакомый голос мамы умолк, Надя подняла глаза. Она увидела лицо следователя. Каким печальным оно было! Сердце Нади переполнилось от сострадания. Она взяла красный мак, встала и подошла к большому письменному столу. Потом она протянула следователю цветок.

- Возьмите, это вам. А остальные цветы для папы... Красиво, правда?

Странный допрос

На мгновение следователь совсем растерялся. Он не знал, как правильно поступить. Он бросил быстрый взгляд на маму, но та выглядела так же растерянно, как и он сам.

Только Надя была совсем спокойной. Она опять занялась своими цветами. А мак алым пятном красовался на письменном столе.

Следователя охватил гнев. Он рассердился сам на себя, что поддался чувствам и своим печальным воспоминаниям. Теперь он решил отыграться на маме. Решительным и резким голосом он стал задавать ей вопрос за вопросом. Он становился все сердитее, так как мама отказывалась отвечать на определенные вопросы. Она отказалась называть имена других членов церкви. Она не говорила, в каких местах проходят собрания церкви. Она не сказала ему, кто занимается с детьми в воскресной школе и где проходят эти занятия.

Следователь злобно закричал на маму:

- Вы баптисты, с вашей верой в Иисуса, не заслуживаете того, чтобы жить в нашей стране! Партия дает вам все, а вы это приписываете Богу, как будто Он вам все посылает. Вы не достойны есть наш советский хлеб!

Надя с изумлением подняла глаза, услышав крик следователя. Она не совсем понимала, почему он вдруг так рассердился. Видимо, это было связано с именем Иисуса.

- Вы разве не любите Иисуса?- вдруг ясно прозвучал голос Нади. Своими большими синими глазами она вопросительно смотрела на следователя.

На лице следователя снова появилось это странное выражение. Вновь он не мог оторваться от личика Нади. "Как она похожа на Нину",- подумал он.

Немного успокоившись, он продолжал допрашивать маму. Это длилось долго. Иногда он сердился на маму. Но как только его взгляд падал на Надю, настроение его тут же менялось. Поэтому допрос не превратился в страшную ругань, чего так боялась мама.

Мама в конце допроса даже осмелилась, хотя и нерешительно, спросить, можно ли передать сумку с продуктами для папы. Надя тут же оказалась рядом с ней. Как драгоценное сокровище она прижала букетик увядших цветов к себе.

- Дядя, можно, Надя передаст эти цветы для папы? Мама думает, что это невозможно. Но Надя ведь может спросить. Можно, дядя?

Решительное выражение на лице следователя, которое уже предвещало отказ, вдруг исчезло. Невинное дитя просто не знало, как важно ее присутствие. Ведь это она заставила следователя сказать:

- Ну, хорошо, оставьте все здесь. Я постараюсь передать сумку обвиняемому.

После ухода мамы и Нади следователь поднялся и беспокойными шагами стал ходить взад и вперед по кабинету. В его сердце разразилась буря. Перед его глазами неотступно стояла белокурая головка с большими синими глазами на ясном лице.

"Нина... Точно Нина!" Глубокая скорбь отобразилась на его лице.

Прошло уже два года с тех пор. Его маленькое девочка... Она была здоровым, веселым ребенком, потом неожиданно серьезно заболела... и потом умерла...

Эта белокурая девочка напомнила ему все, будто это случилось только вчера. Он не в силах был оторвать от нее глаз. Он так увлекся, что снова и снова должен был смотреть на нее. Поэтому он почти забыл, что должен допрашивать мать.

Большим усилием воли он постарался побороть нахлынувшие на него воспоминания. С глубоким вздохом он снова сел за стол. Он решил заставить себя взяться за работу. Обхватив голову руками, он начал размышлять о допросе. Потом пролистал свои записи. Он остался недоволен собой. Плохо он сегодня поработал! Он упустил массу возможностей заставить эту женщину говорить. Если начальник узнает, как он провел допрос, то не похвалил бы его!

И все это из-за белокурой девочки с синими глазами! Он горько рассмеялся. Видимо он был сам не свой, что так увлекся ребенком.

Вдруг его взгляд упал на сумку и увядшие цветы на письменном столе. Этого еще не хватало! Он точно с ума сошел, что принял эту сумку. Эта женщина, наверное, подумала, что тюрьма стала страной с молочными реками и кисельными берегами.

Резким движением он схватил сумку и высыпал ее содержимое на стол. В раздражении он сначала проверил сумку, потом продукты. Он разломал колбасу на куски, чтобы посмотреть, не спрятано ли что-нибудь в ней. Потом он разломал хлеб. Но он ничего не нашел. Это еще больше вывело его из себя. С досадой он бросил последний кусок хлеба в сумку. Зря потратил время! Все равно ничего не нашел.

Торопливо он смел все с письменного стола в сумку. Надины цветы, смешавшись с продуктами, тоже исчезли в ней.

Хитрый план?...

Следователь настойчиво позвонил. В кабинет вошел милиционер. Следователь вручил ему письменный приказ немедленно доставить подследственного Данилевского на допрос. Милиционер ушел.

На лице следователя появилась хитрая улыбка. Его вдруг озарила прекрасная мысль! Теперь он восполнит упущенное! Он сейчас даже доволен, что допустил такие глупости.

Вскоре в кабинет ввели папу. Некоторое время он стоял около двери. Следователь не обращал на него никакого внимания.

Потом папа должен был снова отвечать на вопросы, которые он уже так часто слышал: "Фамилия, имя, отчество, дата рождения, место рождения, дата ареста". И так далее.

"Сколько раз я уже говорил ему все это?",- подумал про себя папа. Но он не показал и виду и терпеливо отвечал на вопросы.

Следователь внимательно посмотрел на него.

- Обвиняемый Данилевский, здесь у меня сумка с продуктами от вашей жены.

Папа недоверчиво посмотрел на следователя. Он не привык встречать здесь такую любезность. Но потом он узнал сумку на письменном столе. На самом деле, это сумка его жены. Значит, следователь сказал правду? Папа улыбнулся.

Этого следователь только и ждал. Подавшись вперед, он облокотился на стол и проговорил:

- Обвиняемый, одно вы должны усвоить хорошо. Я не соглашаюсь просто так передавать заключенным подарки. Ваша жена была здесь. Она, как добросовестная гражданка советской страны, рассказала мне все, что я хотел знать. Стоило мне описать ей, как плохо вы выглядите, как она сразу начала говорить. Ну, а я придерживаюсь правила: "Ты мне, я - тебе".

Лицо папы стало пепельно-серым. Неприятный ком подступил к горлу.

Следователь заметил, что его слова достигли цели. Теперь нужно действовать быстро, пока обвиняемый не успел овладеть собой.

- Вам бы сейчас тоже лучше сознаться. На исход вашего дела это повлияет только положительно. Вначале расскажите все о церкви.

Папу охватило волнение. Как, неужели его жена все рассказала следователю? Потому что беспокоилась о нем? Ему трудно было поверить, что Наташа по этой причине могла поставить других под удар. Но сумка с продуктами... это небывалый случай.

Что же произошло на самом деле? От нахлынувших мыслей у него закружилась голова. Человек за письменным столом не мог знать, как он всем своим существом воззвал к Богу о помощи.

В ответ на это его сердце наполнил глубокий мир. Его мысли прояснились. Как бы там ни было, он ничего не скажет, что могло нанести ущерб церкви.

- Если моя жена вам уже все рассказала, то зачем вы спрашиваете еще и меня? - спокойно ответил он.- Я же сказал вам, что являюсь служителем незарегистрированной церкви евангельских христиан-баптистов. Больше ничего не скажу.

Ответ папы возмутил следователя. Все же он предпринял новую попытку.

- Недавно вы проводили крещение за городом. Я могу вам точно сказать, кто там присутствовал. Так что не стоит притворяться, будто вы ничего не знаете.

- Да, я совершал крещение. Это входит в служение, порученное мне Господом. Но о других членах я вам ничего не скажу.

Допросу, казалось, не будет конца. Следователь, видимо, твердо решил заставить папу говорить. Однако ни его уловки, ни злоба, ни крик, ни ругательства не увенчались успехом. Папа оставался вежливым, даже приветливым, но о церкви он не сказал ни слова.

Следователь устал и озлоблен. Он не мог смириться с тем, что его прекрасный план провалился. Но глубоко в сердце он испытывал и некоторое уважение к обвиняемому за его стойкость.

Он снова настойчиво позвонил. Вошедшему милиционеру он велел увести обвиняемого в камеру. Следователь взял сумку на письменном столе.

- Передача этой сумки разрешена, все проверено. Милиционер вывел папу из кабинета. С усмешкой на губах следователь посмотрел папе вслед.

- От этого ты не разжиреешь, дружище. В камере у тебя живо все отнимут,- пробормотал он.

Подарок неба

Прежде чем завести его в камеру, папу обыскали. Это обязательная процедура при входе в камеру и при выходе из нее. Папа покорно разрешил обыскать себя. Сумку не стали проверять. Ведь следователь сказал, что она уже проверена.

Только тогда, когда за ним захлопнулась тяжелая железная дверь камеры, папа понял, что это не сон. В руках он действительно держал сумку с подарками от дорогой семьи! Удивительно, что следователь все-таки отдал ему эту сумку!

Папа прежде всего встал на колени, чтобы поблагодарить Господа за Его помощь и за этот удивительный подарок.

Заключенные с удивлением смотрели на него. "Какой счастливчик! Вышел из камеры на допрос, а возвращается с полной сумкой продуктов. Так нам еще никогда не везло!"

Они нетерпеливо ждали, пока он закончит молиться. Они не мешали ему. С того памятного первого вечера они с глубоким почтением относились к папе, когда он разговаривал с Богом. Каждого новичка, который осмеливался шуметь во время его молитвы, грубо заставляли молчать.

Когда папа поднялся с колен, на него со всех сторон посыпались вопросы:

- Слушай, папаша, как тебе это удалось?

- Этому искусству ты должен научить и меня...

Пока так наперебой кричали, папа улыбаясь открыл сумку и начал делить ее содержимое налево и направо. Заключенные не могли поверить своим глазам: колбаса, сало, сахар, хлеб с маслом... Таких лакомств они уже долгие месяцы не видели.

А папа продолжал раздавать продукты, пока сумка не опустела. Для себя самого он оставил кусок сухого хлеба.

В камере послышалось возмущение. Постепенно оно становилось все громче и превратилось в громкий протест. Заключенные возражали против такого разделения продуктов. Вообще, у них считалось нормой забирать у новичков все, что у него было хорошего. Но этого святого никто не хотел обижать.

- Эй, папаша, дай эту корочку Борису! Возьми лучше кусок сала.

- А колбаса тебе тоже не повредит.

Со всех сторон стали возвращаться куски колбасы и сала в тот угол, где сидел папа. Но он решительным жестом отказался от этих даров.

- Нет, ребята, спасибо. Ешьте сами. Я недавно с воли, а вы уже давно голодаете.

Папа с удовольствием разломил свой кусок хлеба. Он радовался, глядя на восторженные лица других заключенных. Они откусывали по маленькому кусочку от своей доли, желая растянуть удовольствие.

Вдруг папа почувствовал что-то твердое. Что это может быть? Он внимательно посмотрел на последний кусок хлеба в своей руке. Он раскрошил его и увидел тонкую трубочку бумаги. Осторожно развернув, он ее разгладил. Его бледное, похудевшее лицо порозовело от радости.

- Эй, папаша, это что, письмо от твоей жены? Заключенные с любопытством окружили его. Они съели свою долю и теперь им не терпелось узнать, что получил папа.

- И да и нет,- ответил тот,- моя жена прислала мне письмо от пророка Исаии.

Заключенные воззрились на него с изумлением. Кто же это?

- Я бы лучше получил весточку от жены,- сказал Борис. Но все хотели узнать, кто такой Исаия.

- Тогда слушайте, я прочту вам, что здесь написано: "Как же говоришь ты, Иаков, и высказываешь, Израиль: "путь мой сокрыт от Господа, и дело мое забыто у Бога моего"? Разве ты не знаешь? Разве ты не слышал, что вечный Господь Бог, сотворивший концы земли, не утомляется и не изнемогает? Разум Его неисследим. Он дает утомленному силу, и изнемогшему дарует крепость..." Это Бог совершил и сегодня. Следователь хотел меня заставить говорить. Он показал мне эту сумку с продуктами и сказал, что моя жена рассказала ему все. Тогда он начал допрашивать меня. Сначала я был в замешательстве, но Господь даровал мне мир в сердце, и я понял, что это неправда. Следователь хотел своей хитростью заманить меня в ловушку. Но Бог гораздо мудрее. Он таким образом подарил нам пищу, в которой мы все так нуждаемся. И кроме того, Он дал нам еще и Свое Слово. Вот, это страница из Библии.

Все это произвело глубокое впечатление на заключенных. Папа еще долго беседовал с ними о Боге.

Потом папа заметил, что на полу все еще лежит сумка его жены. Он поднял ее. Может, на дне есть еще хлебные крошки. Было бы жаль, если бы они пропали. Вдруг... это что еще такое? Папа поднес руку к глазам. С изумлением он посмотрел на полевые цветы, которые он держал в своей руке. В сумке он нашел еще некоторые.

Папа не мог наглядеться на это обилие летних красок в серой камере. Как часто он желал хоть мимоходом увидеть траву и цветы. А теперь они так неожиданно оказались здесь! И не страшно, что они уже завяли. Как они сюда попали, он не мог понять. Но он принял их как чудесный подарок неба.

Тогда он вспомнил слова из Библии: "Посмотрите на полевые лилии, как они растут: не трудятся, ни прядут; но говорю вам, что и Соломон во всей славе своей не одевался так, как всякая из них".

В сердце папы радостным эхом отозвались следующие слова: "Если же траву полевую... Бог так одевает, кольми паче вас, маловеры! Итак не заботьтесь..."

Став на колени, папа поблагодарил Господа за эту небесную весть.

День рождения без папы

Сегодня особенный день. У Нади день рождения. Ей исполнилось пять лет.

Мама уже несколько дней размышляла, как ей сделать этот день праздничным. Когда папа был еще дома, это было не трудно. Он всегда заботился о том, чтобы такой день стал настоящим праздником.

Для Пети, Ларисы и Нади день рождения в общем-то начинался только тогда, когда папа вечером приходил домой с работы. Какие это были уютные вечера! Сначала папа поздравлял именинника, потом дарил ему большую шоколадную плитку. Шоколад папа покупал только тогда, когда у кого-нибудь был день рождения. Ведь шоколад - дорогая вещь...

Уже задолго до дня рождения дети радовались этому подарку. Именинник всегда делил шоколадку на всех.

После ужина папа молился с ними. А потом они играли в различные игры. Папа даже катал их на своей спине. Как они тогда радовались!

Но на этот раз, в день рождения Нади, папы не будет. Мама уже давно ломала себе голову над тем, что она могла бы сделать, чтобы дети не так сильно чувствовали отсутствие папы. Задача оказалась не из легких.

Мама не смогла выкроить деньги на дорогую шоколадку. Не было денег и для настоящего праздничного ужина. Но мама накрыла стол по-праздничному. Она также приготовила кое-что другое, чем обычно. На столе стояло блюдо с дымящимся картофелем в мундире, лук и сало, большая тарелка с бутербродами и ваза с пряниками, испеченными мамой.

- Петя, Лариса, Надя, садитесь за стол!

Дети несколько нерешительно, из-за необычности этого дня рождения без папы, зашли в кухню. Мама тоже волновалась.

- Петя, ты встань здесь, а ты, Лариса, там. Надя может стоять рядом со мной. Теперь слушайте внимательно, мама прочитает Наде стих из Библии в честь ее дня рождения.

Дети слушают, как читает мама. Да, так папа тоже всегда читал.

Потом мама помолилась за Надю. И она также попросила благословения на пищу. Все точно так, как это было при папе. И все же сегодня все по-другому. На сердце у Пети, Ларисы и мамы тяжело. Поэтому настоящего праздника не чувствовалось. Но они не хотели испортить праздник Наде. А Надя, похоже, совсем ничего не замечала.

Между тем они начали ужинать.

- Папа в тюрьме, наверное, тоже хотел бы картошку на ужин,- вдруг сказала Надя.

Бум! Это Петя выронил вилку из рук. Он взглянул на Надю, потом заплакал и выскочил из-за стола. Лариса тоже не выдержала. Тихая и печальная, она побежала за Петей.

Мама в замешательстве посмотрела им вслед. Ее губы дрогнули. Она не знала, что ей теперь делать, и осталась сидеть с Надей за столом. Малышка поковыряла вилкой в тарелке. Несколько минут царила мертвая тишина. Но потом Надя вдруг заплакала:

- Папа! Не хочу день рождения без папы!

И вот за столом осталась сидеть одна мама. Надя, вся в слезах, тоже выбежала из кухни. Мама закрыла лицо руками. Силы оставили ее. С грустью она подумала: "Как глупо было думать, что можно устроить радостный праздник без папы. Ведь мы все так скучаем по нему!"

На какое-то время она предалась воспоминаниям. Но потом она взяла себя в руки. Ведь дети нуждаются в ней!

Мама вышла на улицу. Надя сидела в саду. Ее глаза были красными от слез. Временами она все еще всхлипывала.

Мама взяла Надю на руки и крепко прижала к себе. В объятиях мамы Надя сразу успокоилась.

- Господь Иисус вернет нам папу,- утешила она маму и себя. Мама улыбнулась и понесла ее в дом. Петя и Лариса тоже быстро нашлись.

Вместе со слезами исчезла и их скованность из-за необычного дня рождения без папы.

Два особенных письма

Мама решила разогреть остывшую картошку. Дети пошли с ней. У мамы на кухне всегда так уютно.

Вдруг Петя увидел, как кто-то прошел мимо окна.

- Почтальон! - крикнул он и выбежал. Вскоре Петя вернулся с конвертом в руках.

Он был очень взволнован. Может, это письмо от папы? Но, увидев чужой почерк, почувствовал большое разочарование.

- Ура! Письмо от папы! - воскликнула Надя.

Петя молча подал письмо маме. Для него это письмо уже потеряло значение. Если бы оно пришло от папы, да, это было бы хорошо! Но чужие письма сегодня Петю не интересуют.

Мама вскрыла конверт. Дети окружили ее - им все же стало интересно. Из конверта мама вынула мятый, потертый лист бумаги. Посмотрев на него, она побледнела, потом краска радости залила ее лицо. Ее рука задрожала. Голос не повиновался ей.

- Дети, какое чудо! - радостно воскликнула она потом.- Весточка от папы из тюрьмы! У него все хорошо. Он поздравляет Надю с днем рождения. Папа молится за всех нас, но сегодня он особенно молится о том, чтобы Надя была здорова и стала доброй и послушной девочкой.

В одно мгновение у всех поднялось настроение. Теперь действительно наступил праздник. Сияющая Надя не переставала щебетать. Петя тоже повеселел. Даже всегда такая тихая Лариса стала разговорчивой. А как они проголодались!

Праздничный ужин мигом исчез со стола.

Этот день тоже почти уже закончился. Мама достала Библию из тайника. Вслух она начала читать еще одно письмо. Но в этот раз не от папы, а послание апостола Павла христианам в Риме. Это длинное послание, гораздо длиннее весточки от папы, да и куда труднее для понимания.

Мама прочитала лишь короткий отрывок этого послания, потом объяснила детям, что имел в виду апостол Павел:

- Здесь апостола Павел пишет, что надежда не постыжает. Если мы надеемся на помощь людей, нас ожидают одни разочарования. Но если мы возлагаем наше упование на Бога и надеемся на Него, то никогда не окажемся в стыде. Поэтому давайте возложим все наши заботы и нужды на Господа. И с верой будем ожидать лучших времен для папы и всех нас. Нужно всегда молиться Богу с твердой верой. Тогда мы можем быть уверены в том, что Он слышит нас и ответит на наши молитвы. Ведь, кроме Него, у нас нет никого, на кого мы могли бы надеяться и уповать.

Мама замолчала. Петя, Лариса и Надя поднялись с легким вздохом. Какое это трудное послание!

Все четверо преклонили колени для молитвы. Сначала помолилась мама, потом Петя и Лариса. Наконец, настала очередь Нади:

- Иисус, благодарю Тебя, что Ты такой добрый. Спасибо за письмо от папы. Позаботься о нем, чтобы он не заболел и не печалился. Помоги также маме. Иисус, когда папа еще был дома, он в день рождения всегда дарил мне шоколадку. Но теперь это можешь сделать только Ты. Мы уповаем только на Тебя и, пожалуйста, подари мне шоколадку. Аминь.

- Глупая, кто просит Иисуса, подарить ему шоколадку? - сразу после молитвы выпалил Петя. Ошеломленная Надя уставилась на брата. Она не могла понять, что плохого она сказала в молитве.

- Иисуса можно просить только о таких вещах, которые тебе очень нужны,- объяснила Лариса.

Слезы в глазах Нади сменились возмущением на ее лице. Она сказала:

- Вы сами глупые. Ведь мама сказала, что только Иисус может сейчас подарить мне шоколадку, потому что папы нет дома...

Надя сказала бы еще больше, но мама остановила ее. Она прижала Надю к себе и сказала:

- Да, милая, ты права. Иисус Христос все может. Но Петя и Лариса тоже правы. Потому что, знаешь, шоколад - это только лакомство. Можно просить Иисуса Христа о пище, если ты голодна. Или об одежде, если твоя одежда износилась. Или о здоровье, если ты болеешь. И если Иисус решит, что это хорошо для тебя, Он все это даст тебе. Иногда сразу, иногда через некоторое время. Ведь Бог знает, когда лучше всего дать тебе что-то. Но мама не думает, что тебе действительно нужна шоколадка.

Вдруг раздался стук в дверь. Кто же это пришел так поздно?!

Дядя Павел

Так, очередной рабочий день кончился! Дядя Павел торопился домой. Ему сегодня пришлось долго стоять на остановке и ждать автобус. И когда тот наконец-то пришел, он не смог сесть в него, потому что тот оказался переполненным до отказа. Двери захлопнули перед его носом, и автобус ушел.

Как быть? Следующий автобус придет минут через двадцать, а может, и он опоздает? Дяде Павлу не хотелось так долго просто так стоять на остановке.

А может, зайти в магазин? Здесь недалеко есть универмаг. Может быть, он там что-нибудь купит, хотя в данный момент он сам не знал точно, что именно ему было нужно.

Когда на светофоре загорелся зеленый цвет, дядя Павел быстро перешел через улицу. Вот уже и универмаг.

Дядя Павел задумался. Куда сейчас? Наверное, лучше пойти сначала в продуктовый отдел. Он бросил взгляд на полупустые полки и потом решил купить некоторые обычные продукты. Он заплатил и поблагодарил.

Хорошо бы еще зайти в кондитерский отдел. Но там ему ничего не нужно. Лучше уж он выйдет на улицу. Автобус, наверное, скоро придет.

Дядя Павел направился было к выходу, но остановился. Нет, его неудержимо влекло заглянуть в кондитерский отдел. А автобус? А его жена, которая уже давно ждет его?

Он замедлил шаг и нерешительно остановился между торопящимися мимо него людьми. Мысль о кондитерском отделе не выходила у него из головы. Ну хорошо, он только заскочит туда.

Дядя Павел быстрыми шагами направился в кондитерский отдел. Как там хорошо пахло! Когда он осматривал прилавки, его внимание вдруг привлекла большая шоколадная плитка в красочной упаковке.

Но это же роскошь. Лучше не надо. И он пошел дальше. Там был хлеб, булочки, пряники и другие вкусные изделия.

Не успел он опомниться, как уже снова стоял перед прилавком, где лежала эта шоколадная плитка. Он просто не мог оторвать от нее глаз. И он сказал продавщице:

- Вон ту шоколадную плитку, пожалуйста.

Продавшица выглядела уставшей. И это, конечно, было не удивительно: весь день на ногах, постоянно покупатели и очередь.

Получив шоколаду, дядя Павел быстро пошел на улицу. Ну, а сейчас только домой! Автобус, который он ждал, может быть, уже ушел. Что скажет жена?

А эта шоколадная плитка, которую он купил... Что его жена скажет по этому поводу? И для чего он вообще ее купил? Не лишняя ли это затрата денег? Но теперь уже было поздно вернуть ее.

Вскоре подошел автобус. Дяде Павлу удалось втиснуться в него. Наконец-то, он по пути домой.

Дома тетя Галя уже ждала его. Она очевидно уже начала волноваться, когда он не вернулся домой в обычное время.

- Ну, Павлик, где ты так долго задержался?

- Автобус опоздал, Галя, и я решил зайти в универмаг и посмотреть, можно ли купить что-нибудь полезное.

Дядя Павел протянул ей купленные им в универмаге продукты.

- И еще. Смотри. Я сам не знаю, почему, но меня так сильно привлекла эта шоколадная плитка, что я просто купил ее.

- Ах, как хорошо! - воскликнула тетя Галя. - Знаешь, сегодня у маленькой Нади Данилевской день рождения. Но я еще не была у них, чтобы поздравить ее. Я утром почувствовала себя нехорошо и долго лежала в постели. Сейчас мне уже лучше, но я, конечно, ничего не смогла купить для Нади. И вот ты это сделал!

Дядя Павел очень обрадовался. Значит, он не выбросил деньги на ветер.

- После ужина пойду к ним и отдам подарок. Им сегодня, наверное, грустно без папы.

Они сели за стол ужинать. Дядя Павел сидел на своем обычном месте перед окном. Тетя Галя поставила на стол сковородку с жареной картошкой и малосольные огурцы.

После ужина дядя Павел сначала немного отдыхал в своем удобном кресле. Потом он взял шоколадную плитку и вышел из дома и направился к Данилевским. Он шел быстрыми шагами, дорогой думая о папе, который сидел в тюрьме под следствием и, конечно же, вспоминал сейчас свою маленькую девочку, у которой был день рождения. Как ему теперь хотелось быть в кругу своей семьи! "Господи, утешь узников и их семьи!"- невольно вырвался из его груди молитвенный вздох.

Вот и дом Данилевских. Дядя Павел постучал в дверь.

Дети с любопытством посмотрели вслед маме, которая пошла открывать. Кто это к ним пришел так поздно?

- Дядя Павел! - радостно воскликнули дети, узнав вошедшего за мамой гостя. Какой сюрприз!

Дядя Павел, похоже, не ожидал такого радостного приветствия. Но он любил детей, и дети это чувствовали и любили его. Потом он рассказал, почему в этот вечер пришел так поздно. Он поздравил Надю с днем рождения, пожелал ей стих из Библии и вручил шоколадку.

Надя сияющими глазами смотрела на дядю Павла.

- Ура! Господь услышал мою молитву и послал мне шоколадку! Вы видите, что Он слышит молитвы и о сладостях?! - ликовала она.

Дядя Павел молча смотрел на радостную Надю. Мама, Петя и Лариса тоже молчали. Они смутились, вспомнив, как старались убедить Надю в том, что Господь не услышит ее молитву о шоколадке.

- Дети, Господь гораздо больше в Своей любви, чем мы думаем! Если малое дитя с верой в Его могущество попросит Его о чем-нибудь, Он услышит молитву даже о шоколадной плитке. Мы взрослые многому можем научиться у детей,- сказала мама потом.

Таким образом, благодаря посещению дяди Павла, этот вечер все же стал настоящим праздником. Время летело. Детям уже давно пора было спать. А дяде Павлу надо было идти домой. Тетя Галя ждала его. Они вместе спели псалом, потом поблагодарили Господа за этот чудный праздник.

Так закончился день рождения Нади.

Мама, Петя, Лариса и Надя подняли головы и прислушались. Да, они не ошиблись: кто-то еще раз негромко постучал в дверь.

- Данилевский, пойдем со мной!

Дверь большой классной комнаты открылась. На пороге появился крепкий, уже немолодой мужчина. Это был директор школы. Дети почтительно встали. Директор поздоровался и велел всем сесть. Пробегая глазами по рядам, он кого-то искал.

В классе стало совсем тихо, гораздо тише, чем до прихода директора. Дети невольно сели еще прямее. Их руки лежали сложенными на парте, как того требовал порядок.

Взгляд директора остановился на невысоком черноволосом мальчике.

- Данилевский, пойдем со мной!

Петя вздрогнул. Его щеки густо покраснели. Он торопливо вскочил. При этом он неловко задел за парту, и его учебник упал на пол. Это произвело большой шум в притихшем классе. Глаза всех были устремлены на него. Пете захотелось спрятаться под парту.

Когда директор позвал его по имени, у него появилось какое-то странное чувство - что-то вроде страха. Петя не мог понять, почему директор вызывает его. Ведь он ничего плохого не сделал!

Петя шел рядом с директором по пустому коридору. Какой он длинный! Странно, Петя никогда раньше этого не замечал. Казалось, что коридору не будет конца.

Петя робко посмотрел в сторону директора. Осторожно он скользнул глазами вдоль его крепкой фигуры снизу вверх. Прошло какое-то время, пока он осмелился посмотреть ему в лицо.

Какой он высокий! Петя вдруг почувствовал себя совсем маленьким мальчиком. Но директор не выглядел сердитым. Только странно, что он вдруг должен пойти с ним. Этого еще ни разу не случалось.

Вот папа с мамой, да, их уже как-то вызывали к директору. Это было после того дня, когда их класс принимали в октябрята. Петя тогда не пошел в школу. С тех пор прошло уже несколько лет. В тот день всем детям его класса вручали октябрьскую звездочку. Папа с мамой не хотели, чтобы он присутствовал при этом. Они хотели, чтобы Петя служил только Господу. Тогда директор очень рассердился на папу и маму. Это Петя хорошо понял. Но на него директор еще никогда не сердился. Почему же он теперь так боится? Может, это потому, что он идет с директором один по безмолвному коридору?

Директор открыл дверь своего кабинета. Он слегка подтолкнул Петю, так что тот разом очутился внутри. В кабинете директора за столом сидел человек в сером костюме. Петя никогда раньше не видел его. Мужчина посмотрел на Петю испытывающим взглядом.

- Так-так, значит, это ты Петя Данилевский?

- Да,- удивившись, ответил Петя.

Что этому незнакомцу от него нужно? Петя не мог этого понять.

- Я так и подумал. Ты похож на своего отца, мой мальчик.

Папа... Петя затаил дыхание. Папа... Сколько времени уже прошло с тех пор, когда он видел его в последний раз! Может, этот дядя знает папу? Может, он что-нибудь расскажет о нем?

После короткого молчания Петя не выдержал и спросил:

- А вы знаете... вы знаете папу, дядя?

- Знаю ли я твоего папу, мой мальчик? Я только вчера беседовал с ним.

Только вчера? Петя забыл свою застенчивость. Этот дядя такой добрый. "Мой мальчик",- сказал он. Так папа тоже часто называл его, когда был еще дома.

- А как у папы дела, дядя?

- Твой папа сильно хочет домой, дитя мое. Он очень скучает по тебе, твоей матери и твоим сестренкам. Но это тяжелый случай, знаешь. Твой папа нарушил закон нашей страны. За это положено наказание, за это его милиция и арестовала. Самое малое папу посадят в тюрьму на три года, но я боюсь, что в его случае, может быть, и на пять лет...

Последние слова мужчина произнес с особым ударением. Потом он немного помолчал. Во время наступившей тишины он внимательно наблюдал за реакцией мальчика.

Петя изменился в лице. Он сильно побледнел и прикусил губу. Только бы не расплакаться... Петя крепко сжал кулаки. Его ногти впились в ладони так, что ему стало больно. В висках стучало: пять лет... пять лет... пять лет...

Чьи-то руки схватили Петю за плечи и посадили на стул. Ему подали стакан воды. Его зубы застучали о стакан, и он неловко отпил несколько глотков.

- Ты очень любишь своего папу, да? - спросил незнакомый мужчина.

- Да,- кивнул Петя, и тогда на его глаза все-таки навернулись слезы.

- А знаешь, почему я пришел? - спросил тот снова. Нет, этого Петя не знал.

- Я тоже уважаю твоего отца. Поэтому хочу ему помочь. Может быть, судья даст ему меньший срок или даже выпустит из тюрьмы. Поэтому я беседую с каждым, кто может мне что-нибудь рассказать о твоем отце. А сегодня я пришел к тебе. Ты, конечно, захочешь помочь мне освободить твоего папу из тюрьмы?

- Да, конечно,- кивнул Петя.

Он вытер слезы из глаз. Какой он добрый, этот дядя, если хочет помочь папе освободиться! Конечно, он постарается помочь ему.

- Ну, тогда расскажи мне все, что ты знаешь о своем отце,- попросил мужчина в сером костюме.

Почему он рассердился?

Петя глубоко задумался. С чего начать? Потом его глаза радостно засияли. Он вспомнил, какие у них всегда были уютные вечера дома, когда они сидели с папой в кухне, а он рассказывал.

- Мой папа очень умный,- начал он,- он очень хорошо умеет рассказывать о Боге и Иисусе Христе...

Петя вдруг замолчал. Как глупо с его стороны говорить это! Ведь именно за это папу арестовали! Нет, об этом нельзя рассказывать.

Но мужчина за столом одобряюще кивнул головой. Рассказывай дальше, означало это.

- Когда папа рассказывает, тогда кажется, будто Иисус совсем близко, будто можно дотронуться до Него. Как это делали больные, когда Христос жил на земле...

Перед мысленным взором Пети снова предстали эти картины, точно как тогда, когда папа рассказывал. Что ему делать? Ах да, он возьмет и расскажет этому дяде одну из тех замечательных историй, которые слышал от папы. Тогда он, конечно, тоже поймет, что папа не сделал ничего плохого. И тогда он расскажет об этом в милиции. И может быть, они тогда отпустят папу на свободу. Как это было бы хорошо!

- Так-так, твой отец умеет рассказывать хорошие истории. Его, наверное, с удовольствием слушали и другие люди. А где твой отец рассказывал эти истории?

Петя на мгновение задумался. Его глаза снова радостно засияли.

- У нас в сочельник, дядя. Было так интересно, послушайте...

И Петя с восторгом повторил папин рассказ о волхвах с востока, которые пришли из далекой страны, чтобы поклониться младенцу Иисусу.

- А потом, после очень долгого путешествия, они пришли во дворец Ирода...

Петя мысленно находился очень далеко. Он не замечал, что лицо незнакомца стало выражать нетерпение. Он рассказывал и рассказывал...

Вдруг раздраженный голос прервал его:

- Так, хватит. Где твой отец рассказывал эти истории? Сколько там было людей? Дети там были? Сколько?

Петя озадаченно посмотрел на мужчину. Почему он вдруг стал таким нетерпеливым? Он, кажется, даже рассердился..

- Надя была... и Лариса... и я.

- А еще кто? Хор был? У кого вы тогда собирались? Другие тоже проповедовали?

Петя с недоумением посмотрел на него. Хор? У них в кухне? Когда папа рассказывал рождественскую историю?

Мало-помалу Петя начал понимать, что тут что-то не так. Ему показалось странным, что этот приветливый дядя вдруг превратился в сердитого дядю. Он же сам попросил все рассказать о папе!

- Ну, ты что, оглох? Я спросил, кто там еще был, был ли хор, проповедали ли еще и другие?

- Я... я...

- Ну, быстрее, я не могу сидеть здесь целый день!

Петя застыл на своем стуле, словно окаменев. Он, похоже, забыл о присутствии незнакомого мужчины. Его большие, испуганные глаза на побледневшем лице пристально смотрели куда-то вдаль. Сидевший напротив него следователь не мог знать, какая буря разразилась в сердце Пети.

А Пете вдруг все стало ясно.

Когда этот дядя стал таким сердитым, он неожиданно вспомнил один случай. В его памяти всплыла следующая картина. Недавно он, Лариса и Надя сидели в комнате у тети Гали, а дядя Павел разговаривал с мамой в коридоре. Мама в тот раз как раз вернулась после беседы со следователем.

Дядя Павел попросил маму выйти с ним в коридор, чтобы о чем-то спросить ее наедине. Их беседа почти закончилась, и Петя увидел, что дверная ручка опустилась, будто они вот-вот войдут в комнату. Потом дверь немного приоткрылась, и Петя услышал последние слова мамы:

- Этого я не хотела бы, Павел. Я боюсь их напугать. Буду просить Господа, чтобы Он, если это все-таки случится, в нужный момент закрыл им уста. Он может сделать так, чтобы они ничего такого не сказали, что могло бы повредить Володе.

Теперь Пете стало ясно, что мама хотела сказать этими словами. Этот мужчина, этот незнакомый дядя за столом, вовсе не хочет помочь папе. Он только хочет выведать у него побольше о нем. И когда он ему все расскажет, он использует его слова, чтобы наказать папу еще строже! Как нечестно, как это ужасно нечестно! Пусть этот мужчина не думает, что он скажет ему еще хоть слово! Даже если его самого за это посадят в тюрьму! Ему теперь все равно!

Губы Пети упрямо сжались. Когда папа с мамой замечали это выражение на его лице, они знали, что теперь Петю не переубедить. Но следователь не знал об этом. Однако он понял, что его грубые слова выбили Петю из колеи. Но так как Петин рассказ не дал ему нужной информации, он снова заговорил очень приветливо:

- Ну, успокойся, Петя, подумай хорошо. И ты все вспомнишь. Это очень важно, чтобы ты рассказал мне, сколько там было человек и кто там еще проповедовал.

Петя молчал.

- Ну, продолжай. Ты, наверное, еще помнишь тот вечер. Папин рассказ ты ведь хорошо запомнил.

- Я больше ничего не скажу, ничего!

Петя выкрикнул эти слова мужчине прямо в лицо. Он вскочил, и его глаза засверкали.

Неудача!

Ошеломленный следователь почти сразу понял, что проиграл игру. Этот мальчик больше не откроет рта. Это его страшно рассердило.

Мыслимо ли, что он, тайный агент КГБ, которого все боялись, который справлялся с гораздо более сложными задачами, не смог справиться с этим мальчуганом? Он кипел от злости.

- Ах ты, сопляк, баптистский щенок, ты что, хочешь преподать мне урок? Посмотрим, кто сильнее. Я тебе!

Следователь вскочил и сделал движение рукой, будто хотел ударить Петю. В этот момент его глаза встретились с глазами Пети. Это был тот же самый взгляд, который он видел не раз в глазах других христиан, которых допрашивал.

Петя твердо решил, ничего больше не рассказывать о папе. Нет! Нет! Ни в коем случае!

Глубоко в сердце он радовался, что несмотря на страх, он ничего не сказал следователю. И теперь папу не смогут наказать за что-нибудь, что он, Петя, рассказал. Таким образом он хоть немного, но помог папе. Хотя папа был далеко.

От этой радости глаза Пети засияли еще больше. Петя этого не знал. Но следователь заметил. Он ненавидел эти глаза. Они напомнили ему те многие случаи, когда он пытался заставить этих христиан говорить. Он, один из лучших агентов КГБ, умел добиваться своего от каждого человека. Без применения насилия, а если нужно, то и с применением насилия. Только от этих христиан, от них ничего не добьешься! О, как он их ненавидел!

И теперь вот этот мальчуган. Такой маленький и уже заткнул его за пояс! Нет, это уже слишком!

Он схватил Петю за воротник, открыл дверь и вытолкал его из кабинета. Дверь захлопнулась. Петя споткнулся о порог и, потеряв равновесие, упал. При этом он ударился головой о холодный цементный пол коридора. Все произошло так быстро, что он не успел опомниться.

Петя медленно поднялся и отряхнул пыль с одежды. Он потрогал голову. Было больно, наверное, вскочет шишка. Что теперь? Он огляделся. Как тихо в коридоре! Из классов тоже не слышно ни звука. Только с улицы доносились детские голоса. Но и эти звуки стихли понемногу. Наконец Петя понял, что он остался в школе один.

Все дети уже ушли домой. Петю охватил парализующий страх.

Он почувствовал себя одиноким и покинутым в этой большой пустой школе! Боязливо он взглянул на захлопнувшуюся дверь. От нее исходило что-то угрожающее. А за ней, там в кабинете, сидел этот человек, который хочет причинить зло ему и папе. Что, если он вдруг выйдет из кабинета! Надо бежать отсюда! Домой, к маме...

Мысль о маме возбудила в Пете сильное желание скорее увидеть ее. Сначала казалось, что страх парализовал его ноги. Но потом Петя бросился бежать к дверям.

Вдруг чья-то рука схватила его за плечо. Это заставило его - прямо перед выходом - остановиться. Петя вскрикнул. Несмотря на сжимавшую руку, его плечи дрожали. С ужасом он подумал, что это следователь наверняка настиг его. Но потом Петя услышал знакомый голос:

- Разве здесь можно бегать, Данилевский? И куда это ты без куртки?

Пете показалось, будто он только что очнулся от кошмарного сна. Перед ним стоял не тот чужой мужчина, а Иван Петрович, его классный руководитель.

Петя озадаченно взглянул на Ивана Петровича. Он не ответил на его вопрос. Слова учителя не достигли его сознания. Иван Петрович мягко тряхнул Петю за плечи.

- Сначала возьми куртку, Петя. И не забудь свою сумку. Да поторопись. Учитель решил не ругать Петю за то, что тот бежал по коридору. И как только мальчик выглядел! И этот страх в его глазах! Что они сделали с ребенком?

Иван Петрович раздраженно посмотрел в сторону кабинета директора. Он был преданным членом партии, но ему сильно не нравились такие люди, как тот там в кабинете. Такие люди ни перед чем не останавливаются. Если они не церемонятся со взрослыми, это еще можно понять. Но так напугать ребенка, который совсем не виноват, что у него такие неразумные родители!

Иван Петрович не считал, что угрозами и насилием можно добиться, чтобы такие дети стали хорошими коммунистами. Они, скорее, станут такими же упрямыми верующими, как и их родители.

Но партия была другого мнения на этот счет. Поэтому Иван Петрович не решался открыто высказывать свое мнение. Лучше он посмотрит, куда делся Петя. Иван Петрович пошел в сторону класса. Петя уже шел навстречу ему. Он нерешительно посмотрел на своего учителя.

- Так, Петя, я рассчитываю на то, что завтра ты получишь пятерку за домашнее задание. И не забудь - по коридору не бегать!

- Хорошо,- кивнул Петя, чтобы придать своему ответу больше убедительности.- До свидания, Иван Петрович.

Петя смело пошел к дверям. Иван Петрович смотрел ему вслед.

Теперь, когда его учитель стоял между ним и грозным кабинетом директора, Петя почувствовал себя в безопасности. Иван Петрович не сердится на него. Это он отлично понял.

Оказавшись на улице, Петя бросился бежать. Скорее домой, к маме! Как можно быстрее убраться отсюда, где этот злой мужчина так напугал его.

Вскоре здание школы осталось далеко позади. Петя немного успокоился. Он несколько раз оглянулся и с облегчением заметил, что незнакомца нигде не было видно.

Устав бежать, Петя пошел медленнее. Странно, что он здесь может так спокойно идти. Вдали от школы все ему кажется только кошмарным сном. Если бы не болела голова, можно было подумать, что ничего не случилось.

Радость снова наполнила его сердце, так что Петя забыл свои страхи и боль. Он ничего не сказал! Они не смогут наказать папу строже. Мама очень обрадуется, когда услышит это. А потом, когда-нибудь потом, он расскажет все папе, и тот скажет: "Я рад за тебя, мой мальчик".

Петя остановился прямо на улице. Он вдруг осознал, что это Господь чудным образом помог ему. И прямо там, на середине улицы, Петя коротко и сердечно поблагодарил Его за это.

Дома Петя подробно рассказал о всем, что случилось. При этом он одновременно смеялся и плакал. Сказалось накопившееся напряжение. Потом оно нашло себе выход в их дружном смехе. Это случилось, когда они вдруг поняли, почему этот незнакомый мужчина так рассердился. Его вовсе не интересовало то, что папа рассказывал своим детям дома! А чем больше он спрашивал о церкви, тем восторженнее Петя рассказывал ему истории из Библии, которые он вовсе не хотел слышать!

Петя тогда этого не понимал. И поэтому следователь так ничего и не узнал. Господь сам позаботился об этом. Радостно они поблагодарили Его за милость.

Почему?

- Мама, ты уже что-нибудь узнала? - спросили дети, когда мама в очередной раз вернулась из прокуратуры. В ответ мама только печально покачала головой. Петя и Лариса разочарованно переглянулись. Опять ничего...

В кухне чувствовалось какое-то напряжение. И не только в кухне, но и в других комнатах, и в саду вокруг дома: всюду, где они находились. И это длилось уже многие дни.

Итак, прошел еще один день. Снова они не получили весть, которая могла бы положить конец их ожиданию. Из-за этого все немного нервничали. Это хорошо было заметно по ссорам детей. Все снова они из-за чего-то спорили. Мама вздохнула. Вся эта ситуация становилась ей не под силу.

Прошло уже несколько месяцев, как папу арестовали. Следствие уже закончилось. Говорили, что суд должен состояться вскоре. Но когда именно будет суд - неизвестно.

Данилевские с нетерпением ждали суда. Тогда они смогут увидеть папу! Они пойдут туда, где будет суд. Маме, конечно, разрешат присутствовать на суде. Петя и Лариса тоже очень хотели бы присутствовать. Но пустят ли их в зал суда? Мама сказала, что обычно детей туда не пускают. Но они все-таки хотят попытаться, и мама не против.

- А если нас не пустят в зал, мы залезем на подоконник. Тогда мы все равно увидим папу,- сказала вдруг осмелевшая Лариса.

- Это нечестно, что нам не говорят, когда состоится суд,- с негодованием добавил Петя.- Дядя Павел сказал, что они обязаны сказать нам. Почему они нам ничего не сообщают? Тогда мы не сможем встретиться с папой.

Петя мысленно уже представил себе встречу с папой в зале суда.

После суда членам семьи обычно предоставлялась возможность, минут десять поговорить с осужденным. Судья должен дать письменное разрешение на такое краткосрочное свидание. И если они предъявят это разрешение у входа тюрьмы, то они смогут встретиться с папой. Но если они не узнают, когда будет суд, они не получат такое разрешение. И может пройти целый год, пока они увидят папу...

В кухне воцарилась гнетущая тишина. Мама вздохнула. Она ничего не сказала в ответ. Мысли ее, казалось, блуждали очень далеко. Мама не заметила, что именно сейчас Петя очень нуждался в поддержке. Он вдруг почувствовал себя таким одиноким. Он не любил, когда мама молчала. Петя с возмущением посмотрел на нее.

- Почему нас так мучат? Все снова?! Мы ведь ничего плохого не сделали, ни папа, ни я, ни мы все...

Лицо Пети покраснело от гнева. На глазах выступили слезы. В порыве бессилия он сжал кулаки и потом заплакал, уронив голову на стол. Он не мог больше сдерживать себя.

Побледневшая Лариса прикусила губу и уставилась на Петю. От ее смелости не осталось и следа. По ее щекам тоже покатились крупные слезы.

Вскоре плакали все: Петя, Лариса, Надя и мама. Все их переживания, печали и скорби стали вдруг им не под силу. Некоторое время они молча сидели вместе. Надя взобралась на колени к маме и прильнула к ней.

Петя уже не плакал. Но в его сознании продолжал звучать мучительный вопрос: почему? Почему у них забрали папу? Господь ведь мог предотвратить это? Почему другие папы находятся дома, а их папу арестовали? Ведь и другие папы рассказывали в церкви об Иисусе Христе. Петя не боялся дальше размышлять об этом. Но глубоко в душе он считал, что Господь поступил несправедливо.

Мама тоже уже не плакала. Но скорбь мучила и ее сердце, хотя она старалась не подавать виду. И эта скорбь становилась еще тяжелее, потому что мама тоже не могла согласиться с тем, что Господь допустил арест папы. Он ведь мог предотвратить его! Господь же знал, что ей одной не справиться со всеми заботами, что ей тоже очень не хватает папы...

А дядя Павел?

Сидя на маминых коленях, Надя обвела комнату глазами. Ее слезы высохли. Когда другие начали плакать, ей тоже сильно захотелось к папе. Но крепко прижавшись к маме, ей показалось, будто папа снова немного вернулся к ним.

Надя не мучилась вопросами взрослых людей, как мама и Петя. Для нее было вполне естественно, что всякого, кто рассказывает людям об Иисусе Христе, могут посадить в тюрьму. Ведь мама так объяснила. Поэтому папа сейчас был в тюрьме. Папа так хорошо умел рассказывать об Иисусе. Гораздо лучше мамы. Дядя Павел тоже хорошо умеет рассказывать об Иисусе Христе.

Вдруг Надя встрепенулась:

- Мама... Мама, а дядю Павла тоже посадят в тюрьму? В ее голосе слышится тревога. Мама очень удивилась.

- Дитя мое, с чего ты взяла?

Петя вскочил. С возрастающим интересом он прислушивался к Надиному разговору с мамой. Почему папу посадили, а дядю Павла - нет? Это был как раз тот вопрос, который он сам не решался высказать.

- Но, мама, дядя Павел ведь тоже рассказывает об Иисусе. Как папа!

Стало совсем тихо. Вот и прозвучал вопрос, на который она сама не знала ответ. Почему Господь допустил, что арестовали именно папу? Он же мог предотвратить его арест!

Маленькие ручки крепко обхватили мамино лицо и повернули его к себе.

- Мама? - настойчиво прозвучал Надин голос. Мама судорожно глотнула, потом медленно сказала:

- Не все люди, которые рассказывают о Господе Иисусе Христе, попадают в тюрьму, дорогая.

- Почему, мама? - удивилась Надя. Это она не могла понять.

- Ведь мама вам дома тоже рассказывает об Иисусе Христе, а маму непосадили в тюрьму.

Об этом Наде надо было поразмыслить. "Мама - это мама, а дядя Павел - это папа, как наш папа",- подумала она с облегчением. Она не могла себе представить, чтобы мам сажали в тюрьму.

- Но мама,- вмешался в разговор Петя,- папа рассказывал о Боге и другим людям. А это как раз и запрещено. Ты рассказываешь только нам. Это не запрещено. А дядя Павел тоже рассказывал другим людям о Боге. И он проповедует в церкви, как папа.

Он напряженно думал, как бы не дать маме возможности избежать ответа на вопрос Нади. Его лицо даже покраснело от волнения.

Лариса тоже внимательно слушала. Но она, как обычно, не вмешивалась в разговор.

- Мама тоже не знает этого, дети. Мне тоже трудно это понять. Господь посчитал нужным для папы и нас, чтобы его посадили в тюрьму. А почему, этого мама не знает.

- А дядю Павла - нет? - спросила Надя, немного помолчав. Глубокая складка легла меж ее бровей, она напряженно думала.

- А дядю Павла - нет,- ответила мама. Она отвернулась, чтобы скрыть выступившие на глазах слезы.

- Если бы дядя Павел тоже был в тюрьме, он не мог бы принести Наде шоколадку, когда у нее был день рождения,- робко произнесла Лариса.

Остальные с удивлением посмотрели на обычно молчаливую девочку. Надино лицо посветлело. Конечно, вот в чем причина! Дядя Павел должен был принести ей шоколадку! Он не смог бы это сделать, если бы сидел в тюрьме. И тогда дядя Павел не мог бы и рассказывать об Иисусе Христе. Ни им, ни другим людям.

И ее звонкий голос прозвучал уже совсем спокойно:

- Ну конечно же, мама, дядя Павел должен был принести Наде шоколадку. И дядя Павел должен рассказывать об Иисусе, потому что папы нет дома.

Мама не ответила. Ей не хватало той детской веры, которая была у Ларисы и Нади. Они просто верили, что Господь знает, что так лучше для них. Она же не была уверена в том, что Бог действительно не ошибся, когда допустил, чтобы арестовали именно папу.

Мама осознавала, что была не права в этом. Но она не могла честно признаться в этом Господу. Она как-то не могла согласиться с волей Божьей. И поэтому мама не могла от сердца радоваться той заботе, которую Господь проявлял о них.

Петя тоже другими глазами смотрел на все. "Так могут рассуждать только девочки",- подумал он сердито. Но в глубине сердца он сознавал, что они правы.

В тот вечер мама и Петя никак не могли уснуть. Они долго лежали в темноте и смотрели в потолок. В ночной тишине они думали о своей большой проблеме.

В кровати рядом было слышно спокойное дыхание Ларисы и Нади. Они уже давно заснули. Их кровать скрипнула. Надя повернулась на другой бок. Очевидно, ей снился сон.

- Не плачь, не надо бояться,- невнятно пробормотала она во сне и снова спокойно уснула.

Черный Ворон

На следующий день Петя не пошел в школу. Он еще не отошел от всех переживаний предыдущего дня. Ночью у него даже поднялась температура.

Петя обрадовался неожиданному свободному дню. Но он не мог наслаждаться им так, как обычно. Он все время тревожился, что пропустит встречу с папой. Ведь они все еще не знали, когда состоится суд.

Петя думал о тете Гале, дяде Павле и других братьях и сестрах из церкви, которые уже многие дни напрасно дежурили у здания суда. Они сменяли друг друга. Если они заметят, что папу привезли на суд, то немедленно сообщат Данилевским. Так они обещали. Но проходили дни за днями, а вестей все не было и не было.

Всякий раз, когда к зданию суда приезжал очередной черный ворон,1 дежурящие там верующие думали: "Может, это привезли нашего дорогого брата". Но потом оказывалось, что привезли другого заключенного.

Наконец, дежурящие братья и сестры поняли, что здесь что-то не так. Может, их брата будут судить не в здании суда? Тогда они решили, что будут искать дальше сами. Они попытались узнать об этом у следователя, но напрасно. Одни дежурили у здания суда, другие - у ворот тюрьмы, а также возле некоторых клубов.

Наконец, как раз в тот день, когда Петя остался дома, неожиданно пришло сообщение, что папу судят на заводе, где он работал до ареста. Его сотрудники должны присутствовать на суде и слышать, какой преступник работал с ними. Неизвестно, сколько уже длился суд, поэтому надо спешить на завод!

Тетя Галя принесла им эту весть. Она так торопилась, что раскраснелась и запыхалась от бега.

- Идите быстрее, идите! Я пойду в школу за Ларисой. Приведу ее и Надю.

С этими словами она выпроводила маму и Петя из дому.

Они выбежали на улицу. Желание увидеть папу придало им сил. Они сели в автобус, который как раз подъехал к остановке. С нетерпением они смотрели на пассажиров на каждой следующей остановке. Как медленно едет автобус! А сколько людей входит и выходит! И это именно сейчас, когда они так спешат!

Наконец, они доехали до остановки, где им нужно было выйти. Они снова побежали. Петя совсем забыл свою усталость. Но он все снова вынужден был останавливаться, потому что мама не успевала за ним. Еще один перекресток, и они увидят завод.

У входа в административное здание они увидели большую толпу людей. Это их удивило, и они побежали еще быстрее.

О, только бы не опоздать!

Перед воротами стоял черный ворон. Машина как раз завелась. Любопытные стали тесниться вперед. Милиционер потребовал освободить проход.

Пете казалось, что его сердце перестало биться. Работающий двигатель и теснящиеся люди... Они, наверное, опоздали! На мгновение Пете показалось, что ноги отказали ему служить, но потом он побежал дальше.

Когда по приказу милиционера любопытные расступились, он устремился вперед и оказался в переднем ряду. С сильно бьющимся сердцем и тяжело дыша, он остановился. Он не отводил глаз от дверей. Как раз в это время оттуда вышел высокий, худой мужчина. Двое милиционеров крепко держали его и повели к черному ворону. Еще двое милиционеров сопровождало его спереди и сзади.

У Пети перехватило дыхание. Неужели этот худой человек - его папа?

Да, это был папа. "Опоздали",- мелькнуло в его голове. Заседание суда уже закончилось. Петя был настолько ошеломлен, что не мог вымолвить ни слова.

Христос воскрес!

Петя вдруг ясно понял, что, если хочет успеть что-то сказать папе, он должен поторопиться. Еще несколько секунд, и будет поздно...

- Папа! - вырвалось у него,- папа!

Папа повернул голову и глазами поискал сына, голос которого вдруг услышал. Петя лихорадочно думал, что сказать папе. Когда папа увидит его, он должен сказать ему пару слов. Но он не знал, что именно. И он не мог ничего придумать.

- Господи, помоги,- выдохнул Петя.

В этот момент папа встретился взглядом с сыном.

- Папа, Христос воскрес! - звонко и ясно выкрикнул Петя. Лицо папы озарилось светлой улыбкой.

- Да, мой мальчик, Он воистину воскрес.

Тут папа почувствовал толчок в спину. Раздалась короткая, резкая команда...

Через оконную решетку черного ворона Петя еще увидел белеющую руку. Папину руку. Двери захлопнулись. С шумом ее закрыли на засов. Мотор взревел, и машина умчалась.

Толпа любопытных затихла. Многие их них сочувственно смотрели на худенького мальчика, стоящего впереди.

Петя ничего не замечал. Он, не двигаясь, смотрел в одну точку в конце улицы, где из виду скрылся черный ворон. Вокруг послышался ропот.

- Спрятали отца от детей на пять лет,- прозвучал голос за ним.

- Этого баптиста мне не жалко, а бедные дети теперь страдают,- сказал другой.

- Впрочем, он был хорошим человеком и отличным специалистом, всегда был готов помочь каждому,- заметил коренастый мужчина.

- У таких детей на всю жизнь могут остаться последствия от пережитого,- вздохнула пожилая женщина, смахнув слезу с глаз.

Петя ничего не слышал. А мама, которая тем временем пробралась к Пете и теперь стояла рядом с ним, тоже ничего не слышала. Слова, только что звонко прозвучавшие на улице, глубоко тронули их обоих. Эти слова Петя не придумал. Они явились ответом на мольбу его сердца.

И в душе мамы эти знакомые слова, которыми христиане приветствовали друг друга в церкви во время праздника Пасхи, отозвались как громкое эхо. "Христос воскрес! Воистину воскрес!"

И тогда исчезла печаль из-за отсутствия папы. Исчезло недовольство, что Господь допустил, что именно папу арестовали. Исчезла скорбь, которую они чувствовали, когда думали о предстоящем расставании.

В их сердцах воцарился чудный мир и такая радость, которую окружающие люди не смогли бы понять. Это произошло потому, что они снова ясно осознали: Господь воскрес! Ему дана всякая власть на небе и на земле. Значит, и в тюрьме, где находится папа! И в лагере, куда его отправят! И над всеми обстоятельствами в жизни мамы, Пети, Ларисы и Нади.

Поэтому им не надо больше переживать. Утешаясь этими мыслями, мама и Петя пошли домой. Члены церкви, которые сторожили у завода, пошли с ними. И чуть позже к ним пришли и другие братья и сестры.

Папа в неудобной для него позе ехал в черном вороне. Его мышцы болели. Но он не обращал на это внимание. Глаза на его сильно похудевшем лице сияли, будто он видел что-то очень красивое.

Конвой временами с удивлением смотрел на него и пожимал плечами. Странный какой-то заключенный!

Перед мысленным взором папы неотступно стоял его сын. Конечно же, он пробрался сквозь толпу любопытных вперед, чтобы быть как можно ближе к нему. Его сердце снова охватил трепет, когда он вспомнил возглас Пети: "Христос воскрес!"

И в переполненной тюремной машине папа поблагодарил Господа:

- Да, Господи, Ты воистину воскрес. Ты победил грех и смерть. Поэтому мне не надо бояться лагеря, куда меня повезут. Ты жив и Ты всегда будешь с нами. Со мной, и с Наташей, Петей, Ларисой и Надей.

Машина резко остановилась. Папе приказали выйти и завели в тюремную камеру. Но там он пробудет не долго. Вскоре его отправят на этап - продолжительный и трудный путь в исправительный лагерь для заключенных.

Незабываемая дорога

После многонедельного этапа группа заключенных, среди которых находился и папа, наконец прибыла в исправительный лагерь для заключенных. Этот лагерь был расположен вблизи большого города в Сибири.

Папа облегченно вздохнул, когда им приказали выйти из черного ворона. Прихрамывая, он пошел к воротам лагеря, где им было велено ждать. Он так долго сидел в неудобной позе в переполненном воронке, что все его тело болело.

Папа радовался, что они наконец приехали. Путешествие в арестантском вагоне, многодневные ожидания в разных пересыльных тюрьмах - все это было тяжелым испытанием. Последний отрезок пути в машине по каменистой дороге тоже был не легким. Но все это казалось не таким страшным в сравнении с той жаждой, которую им однажы пришлось испытать.

Папа мысленно еще раз пережил тот день. Утром их привезли на вокзал, потом под крики охранников и лай собак загнали в арестантские вагоны. Вместо шести человек в купе затолкали больше двадцати. О том, чтобы сесть, не было и речи. Заключенные стояли, тесно прижавшись друг к другу. Спали по очереди на верхних нарах.

На дорогу заключенным выдали соленую кильку. Хлеб им в тот день не дали. Воды давали очень мало. Папа не стал брать рыбу. Он слишком хорошо знал, что за этим последует. Он решил провести время в посте и молитве.

Некоторые заключенные, не слушая предупреждений опытных мужчин, с голоду набросились на кильку. Вскоре их стала мучить жажда, которая становилась все сильнее. Но на их громкие крики и просьбы, дать воду, никто не отвечал.

Со временем им становилось все труднее. Некоторые уже не могли стоять и прислонялись к другим. В переполненном купе слышались стоны и ругательства.

Папа стоял посреди этих бедных людей и молился. Его сердце наполнилось глубоким состраданием к этим несчастным. Он всей душой желал указать им дорогу к Тому, Кто дает воду жизни.

Вдруг кто-то тихо спросил его:

- Вы брат?

- Да,- ответил папа. Он удивился неожиданной встрече с братом по вере в Господа Иисуса Христа.

Незнакомец оказался членом Ленинградской церкви. Звали его Иван Яковлевич. Он тоже пережил много трудностей. Но Господь всегда и во всем помогал ему, как и папе.

Некоторые заключенные внимательно прислушивались к их разговору. Когда папа и брат Иван на миг замолчали, они стали задавать вопросы. Они хотели больше узнать о вере в Бога. Таким образом желание папы исполнилось. С любовью он рассказывал им об Иисусе Христе - истинном хлебе и источнике воды живой.

Об этом вспоминал папа, ожидая перед воротами лагеря. Заключенных сначала тщательно обыскали, нет ли у кого запрещенных вещей. Если такие вещи находились, их немедленно забирали. Потом всех стали вызывать по фамилии и приказали пройти в зону.

Там им выдали тюремную одежду - темно-серый костюм, на котором прикреплена фамилия заключенного. Все это длилось очень долго.

Нагруженный засаленным матрасом, подушкой и одеялом, папа направился в барак. Он надеялся, что брат Иван будет жить вместе с ним. Барак оказался переполненным. Папа, как он не искал, нигде не мог найти себе свободное место.

Вдруг рядом с ним выросла фигура высокого парня.

- Не можешь найти место? Подожди, это мы устроим!

Он подозвал некоторых своих товарищей и тихо переговорил с ними. Немного позже папе освободили место. Папа сразу узнал этого высокого парня. В поезде он беседовал с ним о Боге. Папа поблагодарил и занял свое место. Потом он встал на колени и помолился.

Вновь прибывших заключенных еще не поставили на довольствие в лагере, поэтому есть им в тот день не давали. Но они могли пить воду, сколько хотели.

- Тише! Баптисты молятся!

К своей великой радости папа увидел, что брату Ивану досталось спальное место неподалеку от него. Они решили утром вставать пораньше и вместе молиться.

Сразу на следующее утро они поднялись для молитвы. Они просили Господа благословить новый день в лагере и сохранить их от греха. Также они просили, чтобы Господь дал им возможность рассказывать о Нем другим заключенным. Конечно же, они не забыли помолиться за свои церкви и семьи.

Брат Иван процитировал наизусть несколько стихов из Библии, а потом они рассуждали о них. Из-за шума в бараке им приходилось садиться рядом, чтобы лучше слышать друг друга.

В первые дни многие заключенные подходили к ним, задавали вопросы, слушали. Но потом они перестали обращать на них внимание. В бараке каждый занимался своими делами. Кто-то разговаривал, кто-то громко пел, а кто-то ссорился, устраивая всевозможные разборки...

Никто не думал о том, что верующим хочется спокойно помолиться. Однако стоило надзирателю громко отдать какую-то команду, заключенные дружно кричали:

- Тише, командир! Баптисты молятся!

Начальству вовсе не нравились совместные молитвы братьев. Они запретили им молиться. Но папа и брат Иван продолжали вместе возносить свои нужды к Господу.

Вечером, после тяжелого рабочего дня, братья тоже находили время для общения. Часто они забывали свою усталость, когда делились размышлениями о Слове Господнем. В такие минуты забывался даже постоянно напоминающий о себе голод.

Вначале папа и брат Иван были огорчены безразличием других заключенных. Казалось, будто Господь не слышит их молитвы. Но неожиданно братья все же получили возможность засвидетельствовать заключенным о Господе. Это случилось благодаря некоторым бывшим членам партии. Этих коммунистов исключили из партии за то, что они в пьяном виде устроили драку и были арестованы милицией. Теперь они отбывали наказание за неподобающее поведение в местах лишения свободы. Но в душе они остались настоящими атеистами. А настоящий атеист не верит в существование Бога.

Они ненавидели верующих. И вот они решили высмеять папу и брата Ивана.

- Представьте себе! - начал один громко, чтобы все слышали.- В наше просвещенное время есть еще люди, которые верят в Бога. Это же безумие! Вы настоящие фанатики! Вам дали еще слишком короткий срок!

Некоторые заключенные подошли поближе. Им стало интересно, что скажут на это папа и брат Иван. Эти высокомерные коммунисты им не очень нравились. Было бы хорошо, если бы эти баптисты закрыли им рот.

Братья спокойно посмотрели на собравшихся вокруг них заключенных. Потом брат Иван сказал:

- Мы верим в Бога, потому что Он каждый день показывает нам, что Он здесь. Он заботится о нас и дает нам все необходимое. Наш Бог заботился о нас, когда мы были на свободе. Но и в этом месте страданий Он пребывает с нами. Поэтому в нашем сердце всегда мир и радость. А ваш бог - это коммунизм. Вы всю жизнь работали на вашего бога. Вы верили, что создадите рай на земле. Но когда вы совершили преступление, вы оказались в этом ужасном месте. И ваш бог вас оставил.

Заключенные не перебивали.

- У нас тоже когда-то было злое сердце. Мы делали грех, как и вы. Но когда мы честно признались в своих злодеяниях нашему Богу, Он нас простил. Он так возлюбил людей, что отдал Своего Сына в наказание за все людские преступления. Поэтому мы можем стать детьми Божьими. А наш Бог никогда не оставляет Своих детей.

- Вот это проповедь! Что вы на это ответите, а? - раздалось из уст некоторых заключенных.

Коммунисты стояли молча. Им нечего было сказать в ответ.

Слова брата Ивана произвели большое впечатление на заключенных. С тех пор некоторые из них стали вечерами подсаживаться к ним, чтобы побольше узнать о Боге. Через несколько недель один из них пришел к ним рано утром, чтобы помолиться вместе с братьями.

Администрация лагеря стала угрожать братьям, что их накажут, если они не перестанут проповедовать и молиться. Это значило, что их могли отправить на пятнадцать суток в карцер - специальную холодную камеру - без теплой одежды. Питание в карцере еще скуднее, чем в лагере. Или дать более тяжелую работу, или отправить в другой барак...

Но папа и брат Иван не могли молчать. Они безбоязненно продолжали свидетельствовать о Господе.

Но пока угрозы оставались угрозами. Господь еще не закончил Свою работу в этом бараке. Он хотел, чтобы папа и брат Иван еще свидетельствовали этим людям о любви Божьей.

На свидание

Прошло восемь долгих месяцев. Взволнованные Петя и Лариса стояли в зале ожидания железнодорожного вокзала. Надя была у тети Гали.

Петя и Лариса нетерпеливо ждали, когда вернется мама. Сможет ли она купить билеты на поезд? Возле них стояли чемодан и несколько сумок. Там находились различные вещи: одежда, полотенца, картофель, фасоль, сало, масло, сахар, чеснок, лук, хлеб, чай, нож, вилки, ложки и многое другое.

Им предстояла дальняя дорога. Поездка будет длиться пять долгих дней! А на шестой день они увидят папу! Как они соскучились по нему!

А мама все не приходила. Когда же она наконец-то вернется? Неужели она не может достать билеты?

- Лариса, вон мама идет!

Дети напряженно всматривались в лицо мамы. Если ее лицо будет радостным, значит, она купила билеты. А если нет...

Мама подошла к детям. Прежде, чем она успела разочаровано покачать головой, Петя с Ларисой уже поняли, что билетов нет. Хотя мама их и подготовила к этому заранее, они все же почувствовали разочарование. Как быть?

У кассы сказали, что свободных мест нет. Но на вокзал прибывало все больше людей. Неужели у них всех есть билеты?

Они решили ждать прихода поезда. Может быть, им тогда еще удастся купить билеты. Они сели и стали ждать. Мама перед самым приходом поезда еще раз подошла к кассе, но безуспешно: билетов не было.

Подошел поезд. Объявили посадку. Люди стали тесниться возле своих вагонов. Проводники проверяли билеты у пассажиров и запускали их в вагон.

Потом платформа опустела. На ней остались стоять только мама, Лариса, Петя и одна пожилая пара. Поезд ушел... С горящими от слез глазами и притихшие, они пошли домой. Завтра они снова пойдут на вокзал.

- Билеты! У нас есть билеты!

Петя подпрыгнул от радости, а Лариса счастливо захлопала в ладоши.

Сияющая мама подошла к ним с билетами в руках. С нетерпением они стали ждать прибытие поезда. Сегодня на платформе было гораздо больше народу, чем вчера. Но в этот раз у них были билеты и их впустили.

Свободных мест в вагоне не оказалось. Петя с Ларисой даже не расстроились, что некоторое время им пришлось стоять. Ведь они ехали к папе! Но когда потом другие люди вышли, им дали места.

Дети уселись возле окна. На улице становилось холоднее, и на стекле появились причудливые узоры от мороза. Петя дышал на стекло, отогревая себе небольшие просветы. Но и эти маленькие окошки быстро замерзали.

Дети стали придумывать различные игры. Лариса примечала какой-нибудь предмет в вагоне, а мама и Петя должны были угадать, какой именно. Потом они решили представить себе, как обрадуется папа, увидев их. В своих мечтах они рисовали одну картину лучше другой. Мама с улыбкой слушала их.

Наконец Пете с Ларисой захотелось пить. И, конечно, они были не прочь сразу покушать. Хорошо, что мама взяла с собой так много продуктов. Горячий чай они купили у проводника вагона.

Потом Петя с Ларисой с нетерпением стали ждать вечера. Им хотелось узнать, как это - спать в вагоне. Это должно быть очень интересно! Но на следующий день дорога им показалась уже не такой интересной. Особенно пересадка в пути. Им пришлось долго ждать следующего поезда. А в собственной постели тоже лучше спится. Петя и Лариса начали уставать от дороги.

Наконец, на пятые сутки, они приехали в нужный им город. Они вышли на платформу. Зима. Мороз.

Лариса с Петей, несмотря на свои толстые пальтишки, дрожали от холода. Здесь было гораздо холоднее, чем там, где они жили.

- А папина фуфайка теплая? - озабоченно спросила Лариса. Петя пожал плечами и сильнее натянул шапку на уши. Дети вопросительно посмотрели на маму. Куда сейчас?

- Помогите мне найти автобусную остановку. Мы поедем к дяде Даниилу и тете Ане. Как хорошо, что дядя Коля так подробно объяснил, как до них добраться.

Вскоре они нашли нужную остановку. Прошло довольно много времени, когда наконец приехал автобус. Мама, Лариса и Петя с трудом втиснулись со своим багажом в переполненный автобус.

Начинало смеркаться. Лариса боязливо смотрела в окно. За окном почти что ничего нельзя было увидеть. Только бы не проехать остановку! Она успокоилась лишь тогда, когда потом увидела табличку с названием нужной им улицы.

А вот и нужный номер дома! Дети с любопытством ждали, пока незнакомые дядя или тетя откроют им дверь. Дядя Даниил и тетя Аня были членами баптистской церкви в этом городе. Они позаботятся о них и помогут найти лагерь для заключенных.

Мама не знала, где находится лагерь. Она знала только его номер. Жители этого города тоже не знали, где искать этот лагерь. Мама рассказала детям, что правительство скрывало от народа, что в стране существует столько лагерей. Поэтому обычно никто не знал их местонахождение, кроме тех, кто имел с ними дело. Дядя Даниил и другие братья в этом городе помогли уже многим верующим, которые приезжали в лагерь на свидание к своим родным.

Дверь отворилась.

- Это, наверное, Данилевские! Заходите, заходите!

Хозяйка по матерински обняла их всех. Она убрала их верхнюю одежду в шкаф и подала им тапочки, потом пригласила в кухню.

Немного позже они уже сидели за тарелкой горячего борща. Какой он вкусный! Пять дней они не ели ничего горячего. Петя и Лариса устали, им хотелось спать. Последние ночи в поезде они мало спали. Поэтому они сразу согласились, когда тетя Аня предложила им пойти спать.

Лагерь

- Лариса, Лариса!

Ответа не последовало. Лариса еще крепко спала. Петя уже проснулся. Было еще очень рано. Пете хотелось поделиться своими впечатлениями с сестренкой. Но он не решился позвать ее громче, чтобы не разбудить взрослых.

Петя не мог понять, как это Лариса может спать так долго. Да еще в такой день, когда они поедут к папе!

К счастью, он услышал шорох за дверью. Значит, дядя Даниил и тетя Аня встали. Петя выскользнул из постели и быстро оделся. Потом он осторожно выглянул в коридор.

- Это ты, Петя? Так рано проснулся! - услышал он бас дяди Даниила.- Иди сюда, познакомимся. Когда я вчера вечером пришел домой, то увидел в твоей кровати одну лохматую голову!

Дядя Даниил умел интересно рассказывать. Петя быстро с ним освоился и попросил его рассказать о лагере, в котором находился папа.

- Это довольно далеко от города,- сказал дядя Даниил,- и туда трудно попасть. Автобусы туда не ходят, а такси в нашем городе мало. К тому же, таксисты не любят туда ездить, потому что дорога плохая. Иногда можно доехать на попутной машине или грузовике. Шоферы обычно соглашаются подвезти пассажиров.

- Дядя Даниил, а как же мы попадем к папе? - встревожился мальчик.

- Не переживай, Петя,- улыбнулся дядя Даниил,- я повезу вас на машине. И я подожду, пока не буду уверен, что вам дали свидание. Если возникнут трудности, то вернемся обратно вместе.

- Да, но дядя Даниил, нам же положено побыть у папы двое суток, сорок восемь часов...

- Надеюсь, что так и будет, мой мальчик. Но я не хочу рисковать. Иногда начальство лагеря делает непредсказуемые вещи.

- Но ведь это невозможно, папа написал нам, что мы можем побыть у него двое суток. Это сказали ему в администрации.

Петино лицо омрачилось. Он почувствовал, что дядя Даниил может оказаться прав.

Петя и Лариса напряженно смотрели в окно машины, желая увидеть лагерь. По словам дяди Даниила, он был уже совсем близко. На обочине дороги появился ржавый указатель с номером.

- Это дорога в исправительный лагерь,- объяснил дядя Даниил.

Вскоре они увидели высокий забор с колючей проволокой. Над забором возвышались сторожевые вышки. Оттуда охранники наблюдали, чтобы заключенные не убегали из лагеря.

Заключенным запрещено подходить к заграждениям. Если они нарушат запрет, то охранники будут стрелять в них. Оказалось, что лагерь окружен четырьмя такими заборами. По дорожке между ними ходили солдаты с собаками. Петя и Лариса услышали их лай и испугались.

- Неужели папа не боится? - подумала вслух Лариса.

- Зачем ему бояться, он ведь не убежит,- ответил Петя. В его голосе тоже слышался страх.

- Да, но это так жутко,- передернула плечами Лариса.

Петя и Лариса рады, что им не надо заходить далеко в лагерь. Вместе с мамой они должны были отметиться в административном здании. Потом из лагеря приведут папу, и им на четверых дадут комнату в том же здании, где находятся кабинеты служащих. Это им по дороге рассказал дядя Даниил.

Подъехали к воротам лагеря. Машина, скрипнув тормозами, остановилась.

Все были взволнованы. Что им сейчас скажут? Разрешат свидание или нет? Как чувствует себя папа?

Они помолились на пустой площади перед воротами лагеря. Ведь Господь все может! Потом дядя Даниил попрощался с ними. На слова благодарности мамы он только улыбнулся.

Они вошли в серое одноэтажное здание. Мама сказала, что они прибыли на личное свидание с папой. Ей велели написать заявление на имя начальника, который должен был его подписать. Все было не так просто.

- Я не уверен, что свидание разрешат,- сказал служащий.- Подождите.

- Почему? - удивилась мама.

Он ответил пожатием плеч, что-то невнятно пробормотав.

Дядя Даниил говорил им, что начальство всегда усложняет решение этого вопроса. Но все же они переживали. Неужели им действительно откажут в свидании? Мысленно они просили Бога о помощи.

Им пришлось ждать несколько часов. Но потом им сообщили, что свидание с папой им разрешили. Пете с Ларисой хотелось прыгать от радости, но они не посмели. Вдруг эти люди рассердятся и прогонят их?!

- Осужденный Данилевский, пройдите в административную зону! - объявили в лагере по громкоговорителю.

Высокий, худой мужчина в сером тюремном костюме тут же спустился с нар. Несколько часов тому назад он вернулся из ночной смены. Папа работал электриком. Он старался уснуть, но в последние дни он спал плохо и мало. Он знал, что скоро должны были приехать его жена и дети. Услышав долгожданное приглашение по громкоговорителю, он поспешил в административный корпус.

Между тем маму, Ларису и Петю завели в комнату для свиданий. Но прежде их тщательно обыскали. Проверили весь багаж, даже привезенные с собой продукты.

Почувствовав облегчение от того, что все эти неприятности позади, все трое стали ждать папу, не спуская глаз с двери.

Сорок восемь часов

- Папочка! - крикнули Петя с Ларисой одновременно и кинулись к вошедшему папе. Он с радостью обнял их обоих, ища глазами лицо мамы.

Они долго не выпускали друг друга из объятий. Сколько времени уже прошло с тех пор, когда они видели друг друга последний раз!

Потом все преклонили колени и поблагодарили Господа за эту встречу. Ведь это Он сделал так, что они, несмотря на все трудности, могли быть вместе.

Им так много нужно рассказать друг другу! Папа многое еще не знал, что случилось в последние месяцы. Первые часы пролетели незаметно.

Потом они стали рассматривать комнату. Здесь они будут жить два дня. Это было простое помещение. Маленькое окно с решеткой пропускало немного света. В комнате стоял деревянный стол и два высоких, прямых стула. На сложенной из кирпича печке можно готовить пищу. Рядом с печкой лежала куча дров и стояло ведро воды. В дальнем углу комнаты находилась лежанка, на которой можно спать.

Мама выложила привезенные продукты и принялась готовить обед. Вскоре комнату наполнил чудесный запах, доносившийся из кастрюли на печке. И вдруг всем захотелось есть. Только папа ел мало.

- Папа, ешь,- озабоченно сказала Лариса,- ты такой худой! Лариса не видела папу со дня его ареста. Она ужаснулась, увидев его похудевшее лицо и темные круги под глазами. Папин серый лагерный костюм просто болтался на нем.

- Это было бы не разумно, Лариса. Я уже отвык от такой хорошей пищи, и желудок с ней не справится. Расскажи мне лучше, как вы отпраздновали Надин день рождения,- перевел папа разговор на другую тему.

Лариса начала подробно рассказывать. Потом Петя спросил, как папа отправил им свое первое письмо.

- Об этом чудесным образом позаботился Господь,- сказал папа и приложил палец к губам. Петя больше не спрашивал. Этого для него было достаточно.

Он даже рассердился на себя. Как глупо задавать такие вопросы! Ведь мама заранее предупредила, что во время свидания их могут подслушивать. Он ведь твердо решил ничего важного не спрашивать.

Но папа ободряюще улыбнулся ему. А после обеда Петя узнал, как папино письмо попало к ним. Папа написал на бумажке и дал Пете прочитать: "Петя, ничего не спрашивай, прочитав записку. Мое письмо взял с собой один заключенный, когда шел на суд. Там он смог незаметно передать его родственникам. Из вашего письма я понял, что мое письмо пришло к вам как раз вовремя. Об этом позаботился Господь!"

Петя кивнул. Да, так оно и было.

Таким образом они рассказали еще много важного друг другу. Папа очень хотел знать, как идут дела в церкви. Он радовался, что дядя Павел и другие братья безбоязненно совершают служение. Услышав, как церковь с такой любовью заботится о его семье, он прослезился. Потом папа от сердца поблагодарил Господа за это.

Первый день свидания пролетел очень быстро. А второй - еще быстрее.

Петя с Ларисой решили не спать последнюю ночь. Слишком драгоценными были оставшиеся часы. У них еще так много вопросов! А когда настанет утро, им придется расстаться.

Наконец, Петя с Ларисой все-таки уснули. Папа и мама еще долго разговаривали вполголоса. Папа с радостью рассказывал ей, что в лагере есть заключенные, желающие слушать Слово Божье.

А утро неумолимо приближалось. Час разлуки - тоже. Дети проснулись. На их лицах появилась грусть из-за предстоящего расставания с папой.

Стрелки на маминых часах безостановочно бежали вперед. Каждый думал, не забыл ли он что-то важное сказать или спросить.

"Только не плакать, только не плакать",- говорила Лариса сама себе.

Петя изо всех сил старался ободрить и себя и папу. Он рассказывал ему забавные случаи из жизни маленькой Нади. Он был рад, что папа улыбался, слушая его истории.

Все очень скучали по Наде. Малышка наверняка украсила бы эти последние минуты своим присутствием. Но мама не знала, какой будет дорога и дадут ли им свидание. Поэтому она не взяла с собой Надю в этот далекий и неизвестный путь.

В последний раз они помолились вместе. Потом папу увели. Мама, Петя и Лариса старались не плакать, когда их повели в проходную и снова тщательно обыскали. Затем им разрешили выйти из лагеря.

Заплакали они только тогда, когда увидели за воротами знакомую высокую фигуру дяди Даниила.

Еще один год без папы

Время шло. Дни слагались в недели, недели в месяцы. Папа отбыл в заключении уже три года. У Данилевских жизнь шла своим чередом. Все было почти так, как и при папе. Только вечерами дети не бежали в конец улицы встречать его с работы. Иногда им казалось, что они уже привыкли к тому, что папы нет дома.

Но потом вдруг что-нибудь случалось: у Надиной куклы отваливалась голова, Петя не мог решить трудную задачу или протекала крыша. И тогда все вновь ощущали, что папы нет дома. Сколько он все-таки делал для них! Мама, конечно, тоже много работала, но она помогала им в другом.

Сейчас, когда папы не было дома, маме приходилось заменять его. Она ремонтировала Надины игрушки и помогала Пете делать домашние задания по математике. Ну а крышу пришел и починил дядя Сергей, брат из церкви.

Но честно говоря, детям больше нравилось, когда им помогал папа.

Теперь мама каждый вечер читала и рассказывала детям из Библии. Потом она молилась с ними. Раньше это всегда делал папа. Он объяснял прочитанное намного интереснее, чем мама. И теперь дети каждый раз вспоминали об этом с тоской. Никто не умел так хорошо рассказывать, как папа. В этом они были уверены.

Уже несколько раз они всей семьей ездили к папе. Это было так хорошо! Как не хотелось им возвращаться домой без него! Первые недели после свидания они сильно скучали по папе и чуть ли не каждый день писали ему письма. Тогда им казалось, будто они все еще находились в лагере и разговаривали с папой.

Пришла зима. Наступил канун Нового года.

Лариса, Петя и Надя немного волновались. Сегодня они вместе с мамой пойдут на новогоднее собрание. Там они вместе со всей церковью будут встречать Новый год. В этот вечер собрание начнется в девять часов. А закончится оно уже после двенадцати часов, когда наступит Новый год.

По дороге на собрание Петя дразнил Надю. Он говорил, что она обязательно заснет на собрании. Но маленькая Надя была уверена в том, что она не будет спать.

Детям дали место в первом ряду. Там им будет все хорошо видно. Их глаза сияли торжеством и радостью.

Сегодня вечером было особенное собрание. Пресвитер назвал фамилии всех узников, находящихся в заключении за веру в Бога. Среди них был и папа. Потом церковь помолилась, чтобы Господь дал им сил и помог остаться верными. Они просили Господа использовать жизнь и свидетельство этих братьев и сестер в узах, чтобы другие заключенные пришли к вере в Бога. Также молились и за семьи узников. Петя, Лариса и Надя были тронуты до слез. Как они соскучились по папе!

На собрании много пели. Хор исполнял очень красивые новые песни. Петя мечтает тоже петь в хоре. Он знает, что для этого ему нужно возрождение - новое сердце, которое любит Господа Иисуса Христа. И он часто молится о том, чтобы Господь изменил его злое сердце. Он очень хочет полностью принадлежать Иисусу Христу.

Вдруг он очнулся от своих мыслей и начал слушать внимательно. В этот вечер проповедовал пресвитер и еще один брат. Подростки рассказывали наизусть стихотворения. В собрании все молча и благоговейно слушали. А как красиво они пели!

Потом вперед вышли дети. Лариса, Надя и Петя тоже радостно встали. Звонкими голосами они рассказали выученные в воскресной Школе стихи и спели пару песен.

Вечер пролетел быстро. Прежде, чем они успели опомниться, стрелки часов остановились на без пяти двенадцати.

Все преклонили колени. В совместной молитве они встретили наступивший год. Один дедушка снова помолился за братьев и сестер в заключении:

- Господи, мы не знаем, что в Твоих глазах лучше. Может быть, Ты в этом новом году некоторых возьмешь к Себе, как некогда взял к Себе Иакова. Других Ты отпустишь на свободу, как однажды апостола Петра, чтобы они продолжали служение в церкви. А многие останутся в узах, чтобы, как апостол Павел, рассказывать другим заключенным о Тебе. Да прославится Твое святое имя во всем!

Потом служение закончилось и все разошлись по домам.

В ту ночь Надя долго ворочалась в своей постели. Она устала от длинного волнующего собрания, но уснуть не могла.

Во время собрания она внимательно слушала. Особенно тогда, когда молились за узников. Она старалась не пропустить ни одного слова!

Теперь маленькая Надя должна была решить большую проблему. Ей вдруг стало ясно, что папа еще очень долго не приедет домой. По дороге она спросила маму:

- Мама, а папа приедет домой в этом году?

- Нет, Надя, в этом году еще нет,- сказала мама. При этом она выглядела очень печальной.

Тогда Надя не осмелилась спрашивать еще больше. А теперь она не могла уснуть. Как ей хотелось пойти к маме! Но тогда мамины глаза, наверное, снова стали бы такими печальными, как по дороге домой.

Надя выскользнула из постели. Она встала на колени перед своей кроватью и со слезами рассказала Господу о своем горе. После молитвы она почувствовала себя намного лучше. В ее сердце появилась надежда. Ведь Господь все может! Он ведь и апостола Петра освободил из тюрьмы!

Надя от всего сердца молилась, чтобы папа пришел домой еще в этом году. Потом она снова легла в постель и вскоре заснула.

Ей снился сон. Радостная улыбка озарила ее лицо. Она отбросила одеяло в сторону. Потом протянула руки вверх, как будто хотела кого-то обнять.

- Папа,- пробормотала она во сне.

Имели ли вы в чем недостаток?

- Мама, мама, слушай! Папа уже в этом году приедет домой! Мама была занята приготовлением завтрака. Она пожала плечами. На ее лице появилась слабая улыбка.

- Да, мама, я просила Господа об этом. Сегодня ночью я сильно плакала, потому что папы нет дома. А ты спала, Лариса и Петя - тоже... А потом мне приснился такой хороший сон, такой хороший!

Петя с Ларисой тоже прибежали в кухню. Им стало интересно, какую историю Надя рассказывала в этот раз.

- Мне снился Петр, мама. Он был в тюрьме и еще долго должен был там находиться. Потом Господь послал ангела, который вывел его на улицу. Петр пошел домой. Он шел по дороге к нашему дому, мимо поля. Знаешь, мама, это то поле, где растут такие красивые цветы. Когда он подошел ближе, я его узнала. Это был не Петр, а папа!

Пока Надя рассказывала, Петя не сводил с нее глаз. Его лицо то озарялось радостью, то омрачалось усмешкой или болью. Когда Надя умолкла, он сказал:

- Мама, пусть она наконец замолчит. У нее всегда такие идеи... "Да",- подумала мама,- "у Нади всегда такие идеи".

Она тоже не знала, как относиться к этому необычному рассказу.

Проходили месяцы. Жизнь шла своим обычным чередом. Дети ходили в школу, приходили домой, делали домашние задания. Они вместе молились, читали Библию, посещали собрания церкви... А папа все еще находился в заключении.

Иногда, когда Петя особенно скучал по папе, он подтрунивал над Надиным сном. Но тогда Лариса обычно брала младшую сестренку под свою защиту.

Однако Наде не нужна была такая защита. Она была абсолютно уверена в том, что папа придет домой еще в этом году. Ведь Господь пообещал ей это!

Лето уже почти прошло.

По дороге, ведущей мимо дома Данилевских, шел высокий, ху-Дой мужчина. Он радостно смотрел на растущие в поле цветы. На Мгновение он остановился. Он вспомнил другие полевые цветы, которые получил в камере несколько лет тому назад.

Вдруг на тихой, солнечной улице раздался крик:

- Папа! Папа!

Трое детей бежали ему навстречу. Он увидел, как младшая споткнулась и упала. И как она так и осталась сидеть на коленках.

Мужчина поспешил к детям. Старшие радостно приветствовали его. Втроем они пошли к Наде. Они испугались за нее. Неужели она не может встать?

- Благодарю Тебя, Господи, что Ты привел папу домой. Ты всегда делаешь так, как обещаешь. Аминь.

Папа еще услышал эти последние слова Надиной молитвы. Он поднял ее, прижал к сердцу и поцеловал.

Окруженный взволнованными и без умолку рассказывающими детьми он пошел дальше. Когда они вчетвером подошли к своему дому, мама как раз вышла из-за угла. Она слышала громкие возгласы детей и решила посмотреть, в чем дело.

От неожиданности она лишилась дара речи. Потом бросилась к папе, не помня себя от радости.

После первого радостного приветствия они еще долго не могли наглядеться друг на друга. "Как дети выросли!" - подумал папа.

Вместе они искренне поблагодарили Господа за то, что Он привел папу домой, хотя его срок еще не кончился. Потом папа с умилением слушал Надин рассказ о ее сне, которому никто не мог поверить.

Наступил вечер. Пора было ложиться спать. Радость детей не знала границ. Папа снова будет читать Библию и молиться с ними!

Лариса, Петя и Надя слушали еще внимательнее, чем обычно. Они не хотели пропустить ни одного слова!

Папа продолжал читать из той главы, на которой остановилась мама. Это была 22-я глава Евангелия от Луки.

"И сказал им: когда Я посылал вас..." - голос папы дрогнул - "без мешка и без сумы и без обуви... Имели ли вы в чем недостаток?"

После этих слов в комнате стало очень тихо.

Дети с напряжением ждали, когда папа начнет читать дальше. Папа с мамой переглянулись. Казалось, будто сам Господь спрашивал их сейчас, имели ли они в чем недостаток, когда папу посадили в тюрьму?

Вдруг раздался звонкий голос Нади:

- Ни в чем!

- Ни в чем,- повторили Петя с Ларисой.

От волнения папа с мамой не могли вымолвить ни слова. Но потом они одновременно прошептали те же слова: "Ни в чем!"