Лейс Самуэл

Несостоятельность агностицизма

Оглавление

Введение
Агностик
Рациональные факторы
Научное отношение
Духовное отношение
Доступные данные
Личное и безличное
"Се, Человек!"
"...Слово, которое Я говорил..."
Желание
Доказательство
Обман исключается
Бог познаваем

Введение

Профессор Т. X. Хаксли представил слово агностик в 1896 году ныне уже не существующему Метафизическому Сообществу. Впоследствии он писал: "Когда я достиг интеллектуальной зрелости и стал спрашивать себя, кто я - атеист, теист, пантеист, материалист, идеалист или свободный мыслитель, я обнаружил, что чем больше я узнавал и размышлял, тем труднее для меня было ответить на этот вопрос, пока наконец я не осознал, что ни одно из этих определений ко мне не относится, кроме, разве, последнего. У каждого из перечисленных направлений были свои последователи, и большинство этих добрых людей были вполне убеждены в том, что они достигли определенного знания, и с тем или иным успехом разрешили для себя проблему существования. Я о себе такого не мог сказать и, более того, был даже уверен, что проблема принципиально неразрешима... Почти все мои коллеги по Метафизическому Сообществу были, так сказать, "истами" того или иного толка. Итак, я, раздумывая над всем этим, изобрел термин "агностик", отражавший близкую мне идейную позицию. По моему замыслу, слово это должно было обозначать антитезу "гностику" церковной истории, претендовавшего на знание таких вещей, в которых я был совершенно невежествен. Я воспользовался возможностью предоставить этот новый термин сообществу, и к моему величайшему удивлению, термин был принят".

Агностик

Современные стандартные толковые словари дают слову АГНОСТИК следующее определение: "Человек, отрицающий возможность познания абсолютного или бесконечного, так же, как и не признающий возможности доказать или опровергнуть существование внематериального, которое само по себе, возможно, реально существует". Далее, агностицизм определяется, как "доктрина агностиков".

Но современное значение слов наредко расходится с их этимологическим значением. Многие из нас, например, могут припомнить, как учителя начинали школьный день молитвой "Сохрани нас, Боже, во всех наших делах..." (А теперь эта фраза употребляется людьми по каждому поводу, она потеряла первоначальное значение). Слово "агностик" испытало такое же превращение в современном языке. В студенческом мире есть особенно много людей, которые называют себя агностиками, вкладывая в это слово свой собственный смысл. Не требуется особой проницательности, чтобы выделить из их числа по крайней мере три категории или группы агностиков. Люди, принадлежащие к двум из этих групп, придерживаются весьма рациональной позиции, в которой логический ум находит кратковременное постоянство. Но даже этого нельзя сказать о третьей группе, в которую входят люди, испытывающие столь сильную мятежность ума, что ее не преодолеть никакими временными средствами. Далее, существует несколько факторов, при встрече с которыми человеческое сознание не в состоянии более придерживаться ни одной из трех упомянутых позиций. Именно в этом смысле мы и беремся утверждать НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТЬ АГНОСТИЦИЗМА.

1. Безразличный агностик

Людей, принадлежащих к первой из упомянутых нами групп, можно охарактеризовать, как откровенных самодовольных невежд. Отношение такого человека к тому, что превосходит его нынешний временный уровень понимания, выражается в таких словах: "Я не знаю этого и знать не желаю. Я вполне удовлетворен тем, какой я есть и не собираюсь тратить свое время на людей, которые вмешиваются во все и отравляют другим радость жизни". Если бы человек не был бы стеснен каноном вежливости, он мог бы еще откровеннее выразиться: "Я не вмешиваюсь в вашу жизнь, а вы не вмешивайтесь в мою". Его жизненная установка едва ли может быть названа интеллектуальной позицией, при которой человек отвергает ценность или существование фактов, не проверенных на личном опыте. Все, что мы можем сказать в данном случае, так это то, что человек отвергает то или иное только потому, что совершенно безразличен к подобного рода фактам, не считает их важными.

2. Неудовлетворенный агностик

Неудовлетворенный агностик так же невежествен в отношении определенных вещей, и чем интеллектуальней он сам, тем больше досаждает ему его невежество. Ни в одном из видов знания он не чувствует так остро своего невежества, как в области духовного знания.

При встрече с человеком, претендующим на обладание духовным знанием, он говорит: "Я не знаю, но хочу исследовать... У меня, однако, нет ключа к решению этой проблемы. Если у тебя он есть, то дай мне его, и, я незамедлительно сделаю все возможное для получения результата". Такой человек, по- видимому, не раз встречал на своем пути непоследовательных проповедников и других религиозных людей, жизнь которых не идет ни в какое сравнение с добродетельной жизнью некоторых материалистов - филантропов. Но каким-то образом материализм больше не привлекает его, как бывало в те дни, когда он беспредельно доверял своим собственным суждениям, почитая себя всезнающим и "достигшим".

Несмотря на все его напряженные усилия тогда и теперь замолчать, забыть проблему жизни, (представляющуюся его разуму неразрешимой загадкой), он искренне желал бы получить ответ на два сущностных вопроса: "Для чего мы здесь"? и "Куда мы направляемся"? При всем этом он, конечно, не собирается отказываться от своего интереса к вопросам: "Как все это действует?" и "Можем ли мы разделить целое на части... узнать их число... пронаблюдать взаимосвязь, и т.д.". Он перерос распространенное заблуждение о том, что описание является объяснением (заблуждение, которому особенно подвержено популярное преподавание теории эволюции). Его прежняя доверчивость ко всякого рода недоказанным теориям неминуемо привела его разум к отрицанию самой идеи изначального Творца, могущего влиять на все процессы созданного Им мира.

3. Агностик - догматик

Здесь мы имеем дело с человеком, которому мантия Хакслинского учения пришлась впору. Он заявляет, что мы ничего не можем знать ни о Боге, ни о сверхъестственном мире. Ничто из того, что выходит за пределы материального мира, не может быть ни познано, ни доказано. Свою позицию он лаконично выражает в следующих словах: "Я не знаю. Ты не знаешь. Никто не знает. Никто не может знать". Этот человек не безразличен к вопросу. Он относится к своему агностицизму более серьезно, чем некоторые христиане к Христианству. И его внешняя жизнь могла бы послужить упреком и устыдить некоторых притязающих на звание христианина.

Рациональные факторы

В связи с каждой из трех описанных позиций существуют факторы, позволяющие нам с полным основанием говорить о несостоятельности агностицизма.

Начнем с агностика первого типа. Рано или поздно в человеческой жизни наступает такой день, когда люди, не знавшие и не желавшие знать, начинают более всего желать отвергнутого ими знания. Приближение смерти заставляет проснуться и задуматься даже самого пылкого прожигателя жизни. Вольтер, посвятивший стольких людей в искусство высмеивания всего сверхъестественного, вскричал на смертном ложе: "Спаси меня, Боже! Иисус Христос, спаси меня! Прояви ко мне милость, Господи!" Другим примером может послужить Томас Пейн, автор популярной книги "Век разума". Во время его последней болезни за ним постоянно ухаживала Мари Роск из Гринвича в Нью-Йорке. Однажды он спросил ее, читала ли она какие-нибудь из его книг. Когда она ответила, что читала, но очень немного, он попросил ее сказать, что она о них думает, прибавив при этом: "От такого человека, как вы, я ожидаю искреннего и прямого ответа". Мэри рассказала ему, что в юности ей дали его книгу "Век разума", но чем больше она ее читала, тем большей безнадежностью и мраком наполнялась ее душа, и тогда она сожгла книгу. "Хотел бы я, чтобы все мои читатели так поступили, - сказал Томас Пейн, - ибо если дьявол когда-нибудь инспирировал чью-либо работу, то моя несомненно была написана под его диктовку". Мэри Роск также вспоминает, что ухаживая за больным, она неоднократно слышала его, с чувством и болью повторяющего такие слова: "О, Господи! Господи Боже"! или "Господи Иисусе, помилуй меня"! Есть вполне законные основания для утверждения, что письменное отречение Томаса Пейна от прежних своих взглядов было уничтожено после его смерти бывшими его единомышленниками. [Мемуары Стефана Грелета, изд. Сибом, 3-е издание (1870 г.) стр. 74-75.]

Опыт также доказывает несостоятельность второй позиции. Когда человек ищет, он, обыкновенно, находит, если, конечно, ищет в правильном месте и правильным образом. Студенты не ожидают найти результаты сданных экзаменов в телефонной, будке около своего дома, хотелось бы им этого или нет. Но они были бы весьма смущены, если бы в назначенный день и в назначенном месте не увидели бы долгожданных листков, приколотых к стене. В подходе к религии разумно было бы руководствоваться словами величайшего авторитета в этом вопросе: "Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам; Ибо всякий просящий получает, и ищущий находит, и стучащему отворят" (Лука 11:9-10). Мы не можем доказать или опровергнуть это заявление до тех пор, пока не попросим, а если мы просим, мы не можем не получить просимого. Если мы заявляем, что просили, но просьба осталась безответной, то это значит, что мы просили не так, как следует. Бог сказал: "И взыщете Меня и найдете, если взыщете Меня всем сердцем вашим" (Иеремия 29:13).

Третья позиция, а именно, позиция агностика, догматика, нуждается в более детальном рассмотрении. Как правило, это человек хорошо знаком с научным подходом к жизни, который, как он чувствует, очень мало оставляет места для личного Бога. Предполагается, что научный метод опирается на показания чувств. Но для того, чтобы даже начать верить в этот метод, необходимо очень многое принять за доказанное, как например: я существую, мои органы чувств функционируют нормально, их показания согласуются с чувственными показаниями предыдущих исследователей, чувственные восприятия соответствуют реальности. Вселенной изначально присущи постоянство или последовательность, существует органическое единство прошлого, настоящего и будущего. Ни один разумный человек не станет возражать ученому, опирающемуся на подобные исходные данные. Однако, ни один ученый, со своей стороны, не в состоянии накопить непререкаемые или безусловные свидетельства того, что он прав, и заявить: "Это есть исчерпывающее и абсолютное доказательство моей теории". Одно только он может утверждать: "Мои предложения видимо способствуют решению практических задач и дают хорошее объяснение исследуемому феномену. Ни наука, ни философия ничего не могут доказать абсолютно.

Научное отношение

Если теолог относится с должным почтением к утверждениям науки, хотя и протестует против несправедливого научного догматизма, он вправе ожидать от ученых такого же серьезного отношения к допущениям, на которые опирается религия. На такое почтительное отношение к теологическим предпосылкам ученые не должны скупиться. Сэр Эдмунд Уитте-кер сказал: "Если с чисто интеллектуальной точки зрения мы сравним аргументы в пользу существования Бога с доказательствами эйнштейновской теории относительности, мы вынуждены будем признать существование Бога доказанным". Но обвинение, которое можно было бы предъявить многим современным агностикам, состоит в том, что они игнорируют фактические доказательства и считают ниже своего интеллектуального достоинства относиться к ним серьезно, что само по себе является ненаучным и несправедливым отношением. Это отношение становится особенно понятным только в свете христианского учения, которое обнаруживает величайшую пропасть, существующую между Духом Христа и духом естественного (земного) человека, каким бы образованным, моральным и благородным ни был последний. (Посл. к Римлянам 1:18-22.)

Духовное отношение

Построения, касающиеся материального мира, мы часто принимаем с удивительной доверчивостью и безо всякого критицизма. Когда же речь заходит о духовном, многие из нас бессознательно впадают в столь автоматический скептицизм, что если бы мы только попытались пристальнее исследовать природу нашего предубеждения, мы были бы вынуждены тут же отмести его, как очевидно несостоятельное. Результатом такого предубежденного подхода является то, что мы утверждаем: "Мое невежество в этом вопросе прямо пропорционально фактической невозможности разрешить вопрос положительно". Разумное отношение к проблеме, однако, следовало бы сформулировать так; "Я не знаю, но я готов довериться указаниям того, кто знает". Разве мы не доверяем себя хирургу или авиапилоту, когда наши нужды пересекаются с их сферами деятельности? Некоторые из нас, гордящиеся своим рационализмом в повседневной жизни, проявляют себя наименее рациональными в том, что касается богочеловеческих отношений.

Доступные данные

Невежество в духовном, однако, можно понять. Современная христианская проповедь стоит не на очень высоком уровне. Нежелание исследовать и страх прослыть христианином в неоязыческом обществе тоже понятны. Трудно, однако, понять людей, считающих себя вправе заявлять, что Бог непознаваем, и в то же время отказывающихся исследовать более, чем достаточные свидетельства противоположного, по той причине, что они просто боятся посвятить себя "экспериментальному" изучению вопроса.

Есть люди, утверждающие, что никаких объективных свидетельств в этой области принципиально не существует, и, что фактическое познание в данном случае невозможно. Я не намерен обвинять этих людей в том, что они замалчивают факты, потому что из своего опыта знаю, что многие из них, если не все, вполне искренне не подозревают о существовании каких бы то ни было фактов. Поэтому одна из целей настоящего краткого исследования состоит в том, чтобы ознакомить читателей с материалом для подхода к проблеме, иными словами, наметить линии, вдоль которых упомянутое исследование может начаться и принести позитивный результат.

Герберт Спенсер, повсеместно почитающийся одним из выдающихся апостолов агностицизма, сделал заявление, с которым всякий мыслящий человек должен согласиться. Ссылаясь на авторитет всех наблюдений, когда-либо использовавшихся им в доказательство своих убеждений, он заявил, что ни одна птица, насколько известно, не прилетела с неба, и ни один человек, насколько известно, не проникал своим умом за завесу, скрывающую Бесконечный разум. Таким образом, постулирует он, Бесконечное не может быть познано конечным, а это значит, что агностицизм застрахован от заблуждения. Логика его рассуждения проста, но заключение, к которому он приходит, представляет собой вывод, не соответствующий посылкам, и потому мы не можем с ним согласиться. Смысл его постулата подразумевает безо всяких на то оснований, что и Бесконечное в такой же мере не способно проникнуть в сферу конечного. А это сводит само понятие Бесконечного к абсурду. Бесконечный разум, неспособный выразить себя, обусловлен еще в большей степени, чем ограниченный смертный разум человека (в особенности, если говорить о разуме студентов!), который видит смысл своего существования в самовыражении. Если же допустить, что Бесконечный Разум способен к самовыражению и сознает замешательство и нужду человека, но тем не менее остается безучастным к призывам людей, то такому Разуму следовало бы и вовсе отказать в элементарной моральности, которая присуща даже смертной человеческой душе. Если бы человек обладал бесконечными возможностями и знал, что одного его слова достаточно, чтобы положить конец бесчисленным страданиям, залечить душевные раны, привести к единству множество разбитых индивидуальностей, просветить страждущие умы и дать мир снедаемым тревогой сердцам, разве мог бы он остаться равнодушным и не проявить свою чудесную власть!?

Личное и безличное

Здесь нам могут возразить: "Какие у вас есть основания предполагать, что Бесконечное обладает личностью? Правильно ли мыслить Бесконечное в терминах некоей личностной целостности? Ведь то, что верно по отношению к человеку, может быть совершенно неверно по отношению к Бесконечному"?

Существует несколько ответов на это возражение. Например, естественно предположить, что Бесконечное должно быть абсолютной высшей первопричиной всех конечных субстанций, газов, атомов или образований. Множество наблюдений убеждают нас в том, что никакой результат не может быть совершеннее породившей его причины, даже атомная реакция, вызывающая страшные разрушения. Аналогично этому, есть ли у нас какие-либо рациональные основания утверждать, что такой результат, как личность (превосходящее отличие смертного человека, как высшего представителя животного мира) возник из причины, лишенной тех самых свойств, которые эта причина каким-то образом ухитрилась произвести. Вы говорите: "Все это вполне объясняется эволюцией, и нет необходимости допускать существование творящей Личности". При этом вы опять исходите из посылки, не адекватной выводу. Это правда, что эволюционная философия не оставляет места для личного Бога, но давайте разграничим философию и научные факты. Поддающиеся научному наблюдению факты очень много говорят нам о процессе развития вещей, но нисколько не освещают первичных причин, вызвавших эти вещи к существованию. Все факты, какими только располагает наука, могут быть истолкованы как в пользу христианства, так и в пользу материалистических концепций, и в этом смысле - совершенно нейтральны.

Важнее каких бы то ни было выводов, которые поддаются или не поддаются доказательствам, является тот несомненный факт, что нашими ограниченными умами мы можем знать о Безграничном только то, что и когда Безграничному Разуму будет угодно нам раскрыть. А то, что Безграничный или Бесконечный разум личность, мы можем знать не из онтологических или теологических аргументов, но из того факта, что Бесконечное раскрыло Себя, как Личность, проявив Свои личностные свойства на всей бесконечной шкале существования. Итак, существует живой Бог. Он говорит в Библии. Он имел в виду именно то, что сказал, и сделает так, как обещал - милостиво облагодетельствует тех, кто верует в Него, и напротив, призовет на суд тех, кто восставал против Него.

Он раскрыл себя в наивысшей степени через воплощение, распятие и воскрешение Своего Сына, Иисуса. Христа. Он действенно проявился в истории. Вся история - это, фактически, Его история, а не история человека, так же как и не предание, рассказанное глупцом. Он вторгнулся в пространственно-временной континуум, который есть воплощение Его собственной идеи, подверженной ограничениям, Им Самим наложенным, и Он снова войдет в этот континуум в день Великого Суда. Таким образом, Он вошел в мир, который Сам сотворил, и воплотился в нем, как истинный человек и Богочеловек. Он Тот, Кто до сотворения времени существовал в образе Божием и Свое равенство с Богом не почитал хищением, не удерживал усилиями, но добровольно принял форму раба, уничижил и смирил Себя Самого, быв послушным Богу Отцу даже до смерти, смерти на кресте (См. Послание к Филиппийцам 2:6-8). РАЗУМНО ЛИ ОТВЕРГАТЬ ФАКТ БОГОЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ПРИРОДЫ ХРИСТА НА ТОМ ОСНОВАНИИ, ЧТО ЧЕЛОВЕК, ВОЗМОЖНО, НЕ ЗНАКОМ С ФИЛОСОФИЕЙ, КОТОРАЯ ПОДТВЕРЖДАЛА БЫ ЭТОТ ФАКТ?

"Се, Человек!"

Чарльз Брэдлоу, один из ведущих проповедников агностицизма в прошлом веке неустанно повторял: "У нас нет никакого спора с Иисусом Христом, только с христианами". Когда Христос жил на земле, Его враги не могли уличить Его ни в каком грехе, несмотря на то, что Он объявил Себя Сыном Божьим. Он говорил, что имеет власть прощать грехи и предрешать судьбу всего человечества. Почему же никто так и не сумел найти в Нем ни одного недостатка? Да потому, что Он не согрешил ни делом, ни мыслью. В Нем не было ни зародыша греха, сама природа Его была чужда всякому греху. Он был безгрешным Человеком! Единственным безгрешным человеком, когда-либо известном в мире! Неудивительно поэтому, что Пилат сказал о Нем: "Се, Человек"! И действительно, смерть и тление не могли заявить своих прав на того непорочного Человека, и так оно и было! Он лошел на смерть добровольно, ради нашего спасения. Смерть не имела над Ним власти, потому, что Он был безгрешен. Он Вечный Сын, Творец Вселенной, Бесконечная причина всего конечного. Но в этот мир Он пришел не для того, чтобы продемонстрировать Свое могущество и власть. Он пришел для того, чтобы словом и делом показать Свою любовь. Он исцелял физические, психологические и духовные болезни и недуги, которые по сей день озадачивают ученых специалистов. Он возвращал людям зрение, слух, и речь. Он даже воскрешал из мертвых. Свою работу на земле Он увенчал тем, что отдал жизнь, чтобы снова принять ее. (Послание Римлянам, 5:6-8; Евангелие от Иоанна 10:10-18, 19:1-37, Евангелие от Матфея 20:28.)

"...Слово, которое Я говорил..."

Для Бога нет невозможного. Он может раскрыть Себя людям. Тот, Кто даровал людям дар речи, не может быть немым. "Ипсе локутус эст!" Бог не аморален. Он раскрыл Себя человеку, зная человеческую нужду. Устами Своих пророков Он раскрыл человечеству некоторые аспекты Своего Высшего Разума. То, что необходимо было человеку узнать о Боге, Бог раскрыл ему через жизнь, слова, дела, смерть, воскресение и вознесение Иисуса Христа, Своего Сына, выражение. Своего Образа. Потому Иисус и сказал: "Видевший Меня видел Отца" и "Отвергающий Меня и не принимающий слов Моих имеет судью себе: слово, которое Я говорил, оно будет судить его в последний день; ибо Я говорил не от Себя, но пославший Меня Отец, Он дал Мне заповедь, что сказать и что говорить" (Евангелие от Иоанна 14:9; 12:48, 49.)

Что означают эти слова Божьи? Они означают, что Бог бесконечно любит человечество, и большей любви не может быть. Он объяснил, что сотворил нас для Себя, для общения с Собой. Он объяснил, что Ему угодно, чтобы, мы, узнав Его волю, исполнили ее здесь, на земле, и затем вошли в Его видимое присутствие и разделили с Ним нерушимое общение. [Полная противоположность "вечного конфликта".] Бог говорит о том, что нам дана свобода выбора, чтобы мы по собственной воле избрали любить Его и любить друг друга истинной любовью, а не рабским чувством зависимости. Но человек злоупотребил дарованной ему свободой, утратил истинный путь и, в результате, разлучился с Богом. Божьи слова описывают, с одной стороны, Его ненависть к греху, т. е. к человеческому самодовольству, мятеж-ности, неблагодарности и гордости, а с другой стороны, слова эти говорят о великой любви Бога к грешнику, о любви, которая пос-слала Иисуса Христа занять место грешника, каждого из нас, и принять на Себя осуждение,, заслуженное беззаконниками. Благодаря подвигу Иисуса, каждый верующий человек может получить оправдание и прощение. [См. "Значение Креста" Франка Колкехоуна. (Лондон, Итер-Варсити Феллоушип) и "Почему?" X. И. Гуиллебанда. (Чикаго, Интер-Вэрсити Пресс).] Это относится так же к нам, сегодня, как относилось Томасу Билни, (Отцу английских реформаторов), который в Кембриджском здании Троицы, в 1516 году провозгласил: "Вот, достоверное заявление, достойное принятия всеми людьми: "Иисус Христос пришел в мир спасти грешников, и из которых я - первый" (1 Тимофею 1:15). Смерть Иисуса Христа - составляет важнейший исходный фактор христианства. Его смерть нанесла удар греху, разрешила вопрос греха искупительной жертвой Иисуса Христа.

Желание

"Но я не верю, что Бог говорил к людям, - может кто-то возразить, - потому что я сам никогда не слышал Его". Что можно сказать такому человеку? Если кто-нибудь, например, не слышал радиопередачу, то это не значит, что ее не было. Так же, если мы пропускаем лекцию, или не понимаем ее, это отнюдь еще не доказывает, что и лектор не говорил. Тот факт, что мы пренебрегаем Библией и ничего не вынесли из тех ее небольших отрывков, которые случайно прочли, не доказывает еще, что Бог не говорит через Библию. Одно дело зубрить Библию для сдачи экзаменов по религии, совсем другое - читать Писание таким образом, чтобы услышать, что Бог желает сказать нам. Это последнее, однако, зависит не от интеллектуальных способностей, но от воли. Мы должны быть готовы исполнить то, что Бог повелит нам, когда мы услышим Его голос (Иоанн 7:17). Мы же, напротив, часто настаиваем на своем и упрямо идем своим путем. Мы не позволяем учению Христа вмешиваться в нашу жизнь, потому что не хотим измениться. Так, сами того не сознавая, мы подтверждаем правдивость Библии в важнейшем вопросе, ибо таким изображает человека Библия, в отличие от утопических прогрессивистских мечтаний позднейшей гуманистической философии!

Доказательство

"Но мы боимся полностью доверить себя тому, о ком мы так мало знаем, - протестуют многие люди. Невежество может КАЗАТЬСЯ достаточно извинительной причиной, но нам не нужно оставаться невеждами. У нас в распоряжении есть все данные, могущие просветить нас: ИСТОРИЧЕСКИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, содержащие факты жизни Христа, ТЕКСТОЛОГИЧЕСКИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, устанавливающие подлинность этих исторических источников, ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, относящиеся к ученикам Иисуса и ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА, которые мы можем увидеть в себе самих, какими мы являемся теперь и какими можем стать через связь с Иисусом Христом; все они - отрасли изучения, открытые для самого тщательного исследования. Здесь возникает законный вопрос: в каком из указанных направлений должен начать свое изучение неспециалист? Как это ни странно, но мы вынуждены сказать, что ни одна из этих линий не годится для начала. Они могут оказаться необыкновенно полезными в дальнейшем, но начать необходимо с наиболее важного из всех доказательств - с доказательства, устанавливающего само бытие Иисуса Христа, иными словами, природу Его личности. Именно Его существование составляет исходный момент всего христианства. Никакие второстепенные убеждения не могут быть вполне удовлетворительными в этом вопросе. Каждому человеку предоставляется возможность лично убедиться в том, что Пророк из Назарета был и есть Сын Божий.

Небольшой боговдохновенный документ был составлен Апостолом Иоанном. Он был предназначен особенно для тех, кто не уверен, что Иисус есть Христос, Сын Божий, и по этой причине боится довериться Ему. Многие люди после прочтения этого документа сумели избавиться от укоренившихся в них предубеждений и скептицизма. Мой отец сумел уйти от еврейского скептицизма и придти к христанс-кой вере после того, как прочел Евангелие от Иоанна и стал руководствоваться прочитанным в жизни. Существует множество других примеров такого же чудесного обращения.

Один из пионеров скепсиса, Фома Дидимус, сомневаясь в Воскресении Христа, сказал: "Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю". Иоанн сообщает, что когда Фома увидел воскресшего Иисуса, он воскликнул: "Господь мой и Бог мой!" (Иоанн 20:24-31). Иоанн предвосхищает возражения некоторых читателей, такие, как: "Все это, конечно, было хорошо для Фомы! Конечно же он поверил, воочию увидев такое доказательство! Но почему же нам отказано в этом доказательстве? Чем больше мы желали бы верить, тем сильнее становятся наши сомнения".

Сомнение устраняется фактами, и вот перед вами, как утверждает Иоанн, факты. Раскройте же свой ум для восприятия фактов. Через них говорит Бог. Читайте и перечитывайте их, как если бы от этого зависела ваша жизнь, ибо в сущности это в самом деле вопрос жизни и смерти. Только таким путем вы раскроете для себя секрет вечной жизни (Иоанн 3:15, 16, 5:24, 10:28). Пренебрегать этим секретом - значит отвергать от себя жизнь.

А когда вы читаете, то все время помните, что вы не просто заняты изучением того или иного предмета. Живой Бог, могущий полностью утолить духовную жажду человеческого сердца, не может быть пассивным объектом изучения. Каким бы скептиком вы ни были, скажите со всей искренностью: "О Бог, если есть Бог, раскройся мне через слова, которые я читаю, чтобы я мог знать Тебя". Некоторые люди говорят, что они читали Евангелие от Иоанна, но ничего в нем не нашли. И все же я сомневаюсь, что кто-либо из таких людей не был с самого начала внутренне настроен к тому, чтобы ничего не найти. Бог наделяет Своим светом только тех, кто будет послушен свету; но Он не потворствует нашему интеллекту вспышками неуместного просветления. Если вы в самом деле желаете исполнять волю Божью, и с этой целью настойчиво изучаете Евангелие, вы вскоре осознаете, что находитесь в присутствии реальной живой Личности, достойной полнейшего доверия. Бог призывает вас отвернуться от своего эгоистического "я" и идолов современного материализма (Деяния Апостолов 14:15,16; 17:30,31; 1 Фессалоникийцам 1:9,10) и положиться на Него. Он призывает вас следовать за Ним до конца. Он требует от нас верности, а не эмоциональной восторженности.

Многие современные ученые сбились с пути из-за того, что вообразили себя предназна-наченными лишь для завоевания окружающей природы, в то время, как их собственная природа остается неуправляемой. А неуправляема она потому, что они не покорились Богу - Творцу всей природы. Сколь непохоже это на Кеплера, который сказал: "Я мыслю то, что предумышляет для меня Бог". Здесь будет уместно вспомнить также слова сэра Джеймса Симпсона: "Самое великое открытие, когда-либо сделанное мной, можно сформулировать так: я - великий грешник, Иисус Христос же - Великий Спаситель". Или вот еще слова Ам-броса Флеминга: "Мы должны строить не на песке науки, вечно изменяющейся и лишенной уверенности, но на камне Боговдохновен-ной Библии". Толпа скептически настроенных ученых, никогда не раскрывавших своих сердец Божьей Истине, не в состоянии обесценить свидетельства всего лишь одного человека, который, смирив себя и попросив у Бога понимания, узнал истину об Иисусе Христе.

Обман исключается

Если мы все еще настаиваем на том, что Бог непознаваем, то мы, чтобы быть до конца последовательными, должны либо отвергнуть историчность всех данных относительно Иисуса Христа, либо, если исторические документы не вызывают у нас сомнений, объявить самого Христа коварным лгуном. Более того, мы должны будем также объявить заведомо ложными свидетельства шестидесяти поколений христиан (из которых очень многие предпочли мучительную смерть отречению от того, что считали истинным) и свидетельства современных христиан всех наций и классов, всех уровней интеллектуального развития, всех степеней образования и учености во всех областях науки. А они все свидетельствуют о том, что Бог верен Своим обещаниям. (См. Евангелие от Иоанна 1:12, 6:37; Откровение 3:20.)

Конечно мы можем отрицать факты, касающиеся Иисуса Христа, и свое собственное невежество принимать за подтверждение того, что объективных свидетельств в пользу Христианства не существует или что таковые не поддаются проверке, и на этой основе замалчивать все, что не увязывается с нашими собственными теориями. Но совершенно невозможно оставаться на рациональных позициях и в то же время цепляться за догматический агностицизм. Любой метод, избранный для того, чтобы лишить христианскую веру объективного основания, может с таким же успехом подвергнуть сомнению и все другие исторические факты. Такой метод может быть обращен даже против себя самого, с тем результатом, что сами принципы, на которых он зиждется, окажутся не вполне надежными.

Бог познаваем

Мы вольны сказать, что не знаем Бога и что не желаем знать Его, ибо предпочитаем жить без Него (что является сущностью греха). У нас, однако, нет никаких оснований утверждать, что Бог вообще не может быть узнан. Бога можно знать не так, как знают музыкальное произведение, книгу, формулу, местность или новость, но как живую Личность. Мы можем войти в общение с Ним. Новый Завет ясно учит нас, как такое общение может стать возможным для нас. Для этого мы должны осознать свою духовную нужду и принять Иисуса Христа, как пополнителя этой нужды. Мы должны признать истинным диагноз, который Он поставил нашему духовному заболеванию, охватившему все человеческое общество, и должны принять Его лечение. Приняв Иисуса, мы примем новую жизнь и переживем чудо нового рождения, описанного в третьей главе Евангелия от Иоанна. Когда Бог не спеша, как бы даже косвенно, говорит с нами через Библию, наши сомнения в отношении чудес начинают исчезать, и мы отвечаем Ему в молитвах и благодарении. Из состояния духовной смерти мы переходим в состояние духовной жизни, тогда как наша земная жизнь начинает складываться по-новому.

Это, однако, не означает, что при таких взаимоотношениях с Богом мы получаем ответ на "все вопросы". Одна из характеристик человека, вступившего в общение с Богом, состоит в том, что он более всего беспокоится в том, чтобы окружающие не принимали его за всезнайку. В очень многих вопросах такой человек является глубочайшим агностиком. Происхождение зла, точный момент Божьего первого творческого повеления, указа, дата грядущего суда всех людей, события, которые случатся с ним самим в течение ближайшего года... в таких вопросах он настолько же агностик, как и касательно того, какое решение произнесут над ним его вечные судьи, когда вся жизнь его предстанет запечатленной в книге итога. Его открыто исповедуемая уверенность отнюдь не помещает его в утопический рай всезнающих глупцов. Он вполне сознает ограниченность своих знаний и в неменьшей степени сознает свое невежество. То, что он знает, не парализует его способности к исследованию того, что ему пока неизвестно, но в то же время он не полагается слепо на беспомощный интеллект и не ожидает от него проникновения в область бесконечного. Его также не охватывает горечь разочарования, когда он встречается с непреодолимыми трудностями или наталкивается на непроходимые барьеры и вынужден вслед за Моисеем сокрушенно воскликнуть: "Сокрытое принадлежит Господу Богу нашему, а открытое нам и сынам нашим до века..." (Второзаконие 29:29). Теперь мы знаем лишь частично, но приближается день, когда мы обретем полное познание, подобно тому, как мы сами до конца познаны (1 Коринфянам 13:12).

Прослушав речь, в которой многие идеи этой брошюры были выражены, Сэр Хектор Хетериндтон, директор университета в Глазго, сделал следующие важные замечания:

"Существуют вопросы, к которым невозможно относиться нейтрально. Эти вопросы затрагивают непосредственно основы человеческого существования. Ведь если верно то, что мы должны исследовать доказательства, верно также и то, что мы сами должны быть открыты для восприятия доказательств. Наша жизнь не будет жизнью в полной мере, если мы не установим точно нашего отношения к этим фундаментальным вопросам жизни и человеческого предназначения. Потому мы должны решить этот вопрос и каждый из нас должен решить его для себя. (См. Книга Иисуса Навина 24:15; Евангелие от Иоанна 3:36)

И то, что мы решили, мы должны сделать известным. Как сказал Иисус Христос: "Итак всякого, кто исповедает Меня перед людьми, того исповедаю и Я перед Отцом Моим Небесным; а кто отречется от Меня перед людьми, отрекусь от того и Я перед Отцом Моим Небесным". (Евангелие от Матфея 10:32-33).

Издаельство Slavic Gospel Press, Чикаго